В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Август, 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
     
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
      

До чего доводит "толерантность"... Про современное общество

фотография:
До чего доводит

С работы я возвращаюсь на общественном транспорте. Это маршрутное такси, небольшой автобус ПАЗ. Моя смена заканчивается довольно поздно. Сажусь в маршрутку в девятом часу вечера, так что домой приезжаю, когда уже детей пора укладывать спать. Обычно в это время в автобус садятся такие же как я уставшие люди, а ещё пьяные граждане, но об этой категории пассажиров я расскажу потом.

Сейчас мой рассказ пойдёт о невоспитанных подростках. Это были, скорее всего, девятиклассники: ребята обычно высокого роста и в большинстве случаев девиантного поведения.

Когда я работал учителем в сельской школе, то мне — молодому педагогу — постоянно приходилось выдерживать напор и наглость именно девятых классов. Признаюсь честно, иногда применял физическую силу. К большому сожалению, юноши, вставшие на путь самоутверждения в среде сверстников через хамство и агрессивное поведение, редко признают словесные аргументы. Неоднократно, выволакивая за шкирку, выводил из класса откровенных хамов. Я человек физически сильный, поэтому со мной тяжело справиться — ребята это понимали. Правда, после школы я был начеку, ведь молодёжь в таком возрасте крайне мстительна. Тогда это было начало двухтысячных годов, к тому же сельская школа. Дети росли, наблюдая наихудшие проявления природы человеческой стаи, поэтому нужно было уметь за себя постоять.

Как-то раз после уроков по дороге домой я встретил одного из своих бывших выпускников. Парень был пьян до состояния, в котором тело ещё слушается, а злая дурь найдет выход с пол-оборота. Николай — крепкий и очень дерзкий молодой человек, с ним я не раз шёл на педагогический риск. После школы Коля отсидел срок за хулиганство и уже успел выйти. Меня он сразу узнал, приосанился, характерно воскликнул. Конечно, я приготовился к худшему. К моему большому удивлению матёрый хулиган улыбнулся и был рад нашей встрече. В беседе с ним я подумал, что, возможно, моя неуступчивость, непреклонность перед его подростковой агрессией помогла ему удержаться на грани, и в данный момент он не переступил черту. Хочется верить, что я оставил в его сердце уважительное отношение, а не затаенную со школьной скамьи злобу, и ещё хоть какую-то пружинку осознания, что вседозволенность не бесконечна.

О том, как нелегко справляться с трудными подростками, много писал Антон Семёнович Макаренко, который довольно часто шёл на педагогический риск; который доходил до готовности разбивать стулья о воспитанников и держал под рукой оружие на самый безвыходный случай; который знал, что, проведя ситуацию по грани, он может либо справиться и добиться возвращения этих ребят к общим человеческим ценностям, либо получить топором по макушке от озверевшего парня. Наверное, Макаренко меня бы поддержал.

Простите, я отвлёкся. В салон автобуса зашли молодые ребята, как я уже говорил, на вид класс девятый. Вели себя очень невоспитанно: кричали, визжали, толкались друг с другом, задевая людей, ругались матом. И, как обычно, все пассажиры сидели и молчали, будто это их совсем не касается. Уверен, люди в маршрутке устали после работы. Но при этом все терпели. Я повернулся в сторону хулиганов и сделал замечание. В принципе, я был готов к тому, что они меня не послушаются. Обычно в таких ситуациях так и происходит, до подростков смысл слов доходит не сразу. Я не удивился, когда ребята в ответ на мои замечания засмеялись. Мне пришлось встать. Мой рост один метр девяносто сантиметров, обычно это впечатляет оппонентов, да и вешу я более ста килограммов. Продемонстрировав свои габариты, я ещё раз более резко и громко напомнил ребятам о правилах взаимоуважения в общественном транспорте. А вот здесь я по-настоящему удивился – эти прощелыги даже на полтона не притихли! Более того — они предложили мне выйти с ними на улицу для выяснения отношений. Конечно, я согласился! Здесь наглецы решили не рисковать, сообразили, что я их и, правда, могу побить. При этом особого испуга не показали, продолжали кривляться и просто откровенно потешались надо мной. Мне нужно было действовать — пришлось взять за грудки первого же нахала и слегка стряхнуть с него спесь. Не подействовало! Малец попытался сорвать с моей головы шапку! Это уже переходило все границы…

Меня шокировало даже не это, а то, что одна из женщин стала заступаться за хулиганов: «Отстаньте от детей! Что вы к ним пристали! Своих воспитывайте! Нельзя так с ними, вам же боком выйдет…» Именно здесь я ощутил всю неприятность ситуации. Достаточно было одному из пассажиров поддержать меня, например, сказать «А мужчина-то прав...», и тогда подростки не пошли бы против общественного мнения. Но этого не произошло. «Дети» стали нагло заявлять, что это только мне не нравится их поведение! Люди, вы с ума сошли! Завтра они будут плевать на вас, а вы молча, как привыкли, достанете свои кружевные платочки и утрётесь!

Недавно я прочитал советский исторический роман «До свидания, мальчики!». Действие происходило в конце тридцатых годов, как раз перед началом Великой Отечественной войны. Лихое было время, круче наших девяностых. Однако, уважение к старшим присутствовало! Взрослый мужчина только одним своим видом сдерживал агрессию целой шайки вот таких подростков, и ему даже не перечили. Именно об этой истории я вспомнил в маршрутке. Почему ребята, вооруженные финками и заточками, слушали взрослого человека? Отвечаю — потому что он мог им свернуть шеи! Да, такое уважение основано на страхе! А мальчишки в маршрутке ничего не боялись, они смело мне заявили: «Что ты нам сделаешь, не имеешь права!»

Мы, уважаемые взрослые, перестали делать замечания хамам. Конечно, мы не достойны уважения! Нас можно не бояться, мы всё равно промолчим. В нашем автобусе было много мужчин. Только рядом с нами стояли два здоровых мужика, которых пацаны тоже толкали. Почему они молчали? Кого или чего испугались взрослые люди? Оставлю мой вопрос без ответа, я уверен, читающие сами на него ответят...

После того как нахалов поддержали, мне больше ничего не оставалось сделать как сесть на своё прежнее место: я же не могу трогать «детей». А «дети» могут! Кем они станут в будущем?! Какими отцами и мужьями? Может ли ребёнок вырасти хорошим человеком, если ему всё дозволено и безнаказанно?! Нет, нет и ещё раз нет! Я навис над ребятами, постаравшись заполнить как можно больше пространства рядом с ними, и мне всю дорогу пришлось разговаривать с мальчишками, объяснять, почему так себя вести нельзя. Попытался втолковать им, что они люди, а не животные! Не знаю, поняли они или нет. Они молчали. Вся маршрутка молчала…

Для меня это был нелёгкий опыт, надеюсь, для молодых людей — полезный, а для толерантных пассажиров… хотелось бы, чтобы нам всем стало не всё равно.

Автор: Михаил Плетнев

Тип статьи:
Авторская
111

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!