В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Ноябрь, 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
      
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
      

Трагедия генерала Качалова

фотография:
Трагедия генерала Качалова

Генерал-лейтенанту Владимиру Яковлевичу Качалову судьба уготовила стать одним из первых героев Смоленского сражения – великой битвы, которая остановила молниеносное шествие фашистской армады на Москву. Героем оболганным, но не забытым…

28-я армия и её командующий имели несчастную судьбу. Шестьдесят процентов личного состава армии погибли, многие получили ранения. Однако, действуя в районе между Рославлем и Починком, сконцентрированные в руках Качалова силы не дали врагу соединиться, благодаря чему вокруг Смоленска не образовался котёл, подобный Вяземскому.

ЖИЗНЬ – КАК ЗЕРКАЛО ЭПОХИ

Скупые строки биографии, за которыми яркая, насыщенная драматическими событиями эпохи жизнь.

Владимир Яковлевич Качалов родился 27 июля 1890 года в селе Городище Царицынской губернии (ныне – Волгоградской области).

В русской армии с 1911 года. В 1914 году окончил школу прапорщиков. Участник Первой мировой войны: на Румынском фронте командовал ротой, полком. В русской армии дослужился до чина капитана.

В Красной Армии с 1918 года, вступил в неё добровольно. В годы Гражданской войны в боях против войск Деникина и Врангеля командовал группой войск, был начальником штаба отдельной кавалерийской бригады и сводного конного корпуса, затем начальник штаба 1-го кавалерийского корпуса, начальник 2-й кавалерийской дивизии. В 1920 году занимал должность начальника полевого штаба 2-й Конной армии.

В 1928 году окончил курсы «Выстрел», в 1935-м – Военную академию имени М.В. Фрунзе. В 1938–1941 годах командовал войсками Северо-Кавказского и Архангельского военных округов. 4 июня 1940 года ему было присвоено звание генерал-лейтенанта.

В первые дни Великой Отечественной войны на базе войск Архангельского округа была сформирована 28-я армия. Генерал-лейтенант Качалов принял командование этой армией.

ДВА МЕСЯЦА БОЁВ

На третий день войны 28-я армия генерал-лейтенанта Качалова начала выдвигаться в прифронтовую полосу и к середине июля 1941 года заняла оборонительный рубеж вдоль левого берега Десны.

К 10 июля войска 28-й армии ещё не закончили выдвижение на назначенные рубежи. Из семи стрелковых и одной танковой дивизии, входивших в состав армии, лишь 145-я, 149-я стрелковые и 104-я танковая дивизии прибыли в полном составе.

145-я дивизия заняла оборону вдоль левого берега Десны в районе Жуковки, что в 50 километрах северо-западнее Брянска, 149-я дивизия заняла 30-километровую полосу обороны по левому берегу Десны в районе Михайловки, оседлав дорогу Спас-Деменск – Рославль. Остальные дивизии 28-й армии, перебрасываемые по железной дороге, к 10 июля прибыли не в полном составе и заняли оборону вдоль Десны в районе Ельни, а одна дивизия находилась во втором эшелоне армии, в районе станции Стяжное.

В попытках нанести поражение группировке фашистских войск, вышедшей в район Смоленска, директивой Ставки Верховного Командования Красной Армии в июле 1941 года было создано пять ударных армейских групп под командованием генералов К.К. Рокоссовского, В.А. Хоменко, С.А. Калинина, И. И. Масленникова и В.Я. Качалова.

Владимир Яковлевич Качалов

Историки отмечают, что Смоленское сражение во второй половине июля 1941 года, в котором участвовали вышеуказанные армейские группы, развернувшееся на широком фронте свыше 350 км с участием в нем большого количества дивизий и боевой техники и носившее кровопролитный, ожесточённый характер, можно по праву назвать самым крупным сражением лета 1941 года. Сильными контрударами наши войска нанесли противнику большие потери. Смоленское сражение имело огромное значение. Оно спутало карты фашистского командования, рассчитывавшего после приграничных боёв сделать молниеносный бросок к Москве.

Два месяца ожесточённых боёв на центральном направлении дорого обошлись гитлеровской армии. Многие полки и дивизии врага, собиравшиеся маршировать по улицам нашей столицы, нашли на полях Смоленщины свою гибель. Это была первая серьёзная трещина в осуществлении фашистского плана «Барбаросса».

ГИБЕЛЬ В ОКРУЖЕНИИ

…В 20-х числах июля 1941 года генерал-лейтенант Качалов возглавил оперативную группу в составе трёх дивизий, которая нанесла наступающим немецким войскам контрудар из района Рославля и отбросила противника за реку Стометь, создав тем самым угрозу с тыла передовым соединениям вермахта. Чтобы парировать удар, немецкое командование было вынуждено подтянуть на этот участок фронта крупные силы, которые вскоре фланговыми ударами окружили группу Качалова.

Фрагмент из воспоминаний рядового участника боёв на рославльском направлении, солдата-пехотинца 145-й стрелковой дивизии Андрея Трубача ярко иллюстрирует драматизм ситуации, в которой оказалась 28-я армия: «Вечером 1 августа в подразделения дивизии прибыл командующий – генерал Качалов, отдал приказ на отвод частей в восточном направлении, указав два маршрута отвода: на Лысовку – Старинку и второй – к Рославлю… Через топкие болота и леса часть подразделений 595-го стрелкового полка пробилась к Десне… Долго ещё в течение августа мелкими группами пробивались наши бойцы к востоку, к реке Десне».

4 августа 1941 года Владимир Яковлевич Качалов погиб: при попытке вывести из окружения отрезанное подразделение убит прямым попаданием снаряда в танк, в котором он находился.

Памятный знак на месте гибели командарма


Накануне гибели генерала Качалова немцы захватили Рославль. Частично уцелели 145-я и 149-я стрелковые дивизии и 104-я танковая бригада. Остатки соединений и частей оперативной группы, вышедшие из-под Рославля, были включены в состав 43-й армии, что означало прекращение существования 28-й армии как боевого объединения.


ПРИКАЗ № 270

А дальше начинается ужас посмертной трагедии командарма Качалова.

16 августа 1941 года грянул приказ Ставки Верховного Главного Командования РККА № 270, объявивший В.Я. Качалова изменником Родины. Он был подписан председателем Государственного комитета обороны Сталиным, его заместителем по ГКО Молотовым, маршалами Советского Союза Будённым, Ворошиловым, Тимошенко, Шапошниковым, генералом армии Жуковым и зачитан во всех соединениях, частях и подразделениях Красной Армии. Ныне он опубликован, и желающие могут с ним ознакомиться полностью. Приведу лишь выдержки из приказа, которые и по сей день производят гнетущее впечатление:

«Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушающих присягу и предавших свою Родину дезертиров. Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.

…Если такой начальник или часть красноармейцев вместо организованного отпора врагу предпочтут сдаться в плен – уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи».

Конечно, в тяжелейших условиях первых месяцев войны это была вынужденная и суровая мера. Но…

Но о генерале Качалове в этом приказе говорилось жёстко и несправедливо:

«Командующий 28-й армией генерал-лейтенант Качалов, находясь вместе со штабом группы войск в окружении, проявил трусость, сдался в плен немецким фашистам. Штаб группы Качалова из окружения вышел, пробились из окружения части группы Качалова, а генерал-лейтенант Качалов предпочёл сдаться в плен, предпочёл дезертировать к врагу».

Формальным поводом для такого обвинения послужили показания, которые дали военному следователю 9 августа 1941 года после выхода из окружения член военного совета 28-й армии, бригадный комиссар Колесников и начальник политотдела армии, полковой комиссар Терёшкин.

После допроса они были вызваны лично ко Льву Мехлису, начальнику Главного политуправления Красной Армии. Хотя они и заявили допрашивавшему их Мехлису, что не допускают даже и мысли, что генерал Качалов мог сдаться врагу в плен, напротив, всегда говорил подчинённым – «Дерёмся как львы и не сдаёмся!», «главный политрук» Красной Армии тут же обвинил их в «политическом младенчестве». А из их показаний, данных ранее, следовало, что командующий армией 4 августа 1941 года подобрал одну из немецких листовок-пропусков, сброшенных с самолёта, и со словами «авось пригодится» положил её в карман, а затем, в самый критический момент боя, уехал на танке в сторону противника. Правда, Колесников при этом добавлял, что воспринял всё это как шутку. Но на такую «мелочь» никто уже не обращал внимания, и с этого времени во всех документах относительно генерала Качалова будет фигурировать только одна фраза: «при сомнительных обстоятельствах выехал на танке в сторону противника».

Впрочем, на момент издания приказа № 270 его суровый текст лично для командующего 28-й армией генерала В.Я. Качалова уже не имел никакого значения. Ночной танковый бой у деревни Старинка 4 августа 1941 года стал последним в его военной биографии. Он погиб в результате прямого попадания снаряда в танк, когда во главе оставшихся и поредевших частей своей армии пытался прорвать кольцо окружения и отойти к реке Десне, где находились войска Резервного фронта.


ПРИГОВОРЕН К РАССТРЕЛУ

Тем не менее этот приказ состоялся, а поскольку его автором был сам Сталин, в последующие годы имя Качалова продолжали склонять в других приказах и директивах как предателя и изменника. И никто не смел высказывать иное мнение, даже если к тому и были веские основания.

Более того, в конце сентября 1941 года был организован заочный трибунал над командармом. Суд этот, как следует из рассекреченных архивных документов, длился всего полчаса! Приговор был вынесен заочно, и в нём утверждалось: «Качалов во время боевых действий частей 28-й армии на Западном фронте 4 августа 1941 года в районе города Рославля под деревней Старинкой, оставив свои войска и воспользовавшись находившимся в его распоряжении танком, перешёл на сторону врага». А посему – расстрел!

Но и на этом трагедия не закончилась. Учитывая «тяжесть совершённого Качаловым преступления», военная коллегия вынесла также определение о привлечении к уголовной ответственности всех совершеннолетних членов его семьи. Особым совещанием НКВД СССР от 27 декабря 1941 года жена генерала Е.Н. Ханчина-Качалова и её мать Е.И. Ханчина как близкие родственники «предателя» были приговорены к лишению свободы сроком на 8 лет каждая.

«СЧИТАЕТСЯ ПОГИБШИМ»

Борьбу за восстановление доброго имени генерала Качалова его жена начала вести ещё в заключении. Она настойчиво добивалась проведения объективной проверки. Но лишь 25 января 1952 года были официально запротоколированы показания жителей деревень Водневка и Старинка, которые как очевидцы боя подтвердили, что из подбитого немцами танка было извлечено тело танкиста в генеральской форме и что захоронили его в общей могиле на окраине деревни Старинка. Позже, в том же году, допросили жителя деревни Ф.В. Зайцева, который рассказал, что немецкий офицер приказал ему на могиле поставить берёзовый крест и написать на нём: «Генерал-лейтенант Качалов». А ещё через полгода по результатам перезахоронения останков воинов, погибших в районе деревни Старинка, был составлен акт, согласно которому на останках одного из погибших были обнаружены остатки генеральской формы.

Однако генеральному прокурору СССР потребовалось после этого более года для принятия решения. 23 декабря 1953 года генерал-лейтенант В.Я. Качалов был реабилитирован военной коллегией. А 13 февраля 1954 года министром обороны СССР был издан приказ № 0855, на основании которого В.Я. Качалов «считается погибшим в Великой Отечественной войне в районе деревни Старинка Смоленской области».

Мать жены Качалова, Елена Ивановна Ханчина, умерла в лагере в 1944 году, а жена генерала Елена Николаевна Ханчина-Качалова скончалась в 1957 году в возрасте 45 лет…

Кстати, ещё в 1942 году (!) в штабных документах разгромленного немецкого корпуса было обнаружено донесение о проведении операции против окружённых частей 28-й армии, из которых следовало, что Качалов не имел намерения сдаваться в плен и безуспешно пытался вырваться из окружения. А в 1945 году бывший начальник штаба 37-й армии генерал К. Добросердов прямо заявил на допросе, что находившиеся с ним в плену военнослужащие являлись очевидцами того, как убитого в бою Качалова немцы вытаскивали из танка. Но желания установить истину тогда ни у кого, кроме родственников, не было. Почему?


ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ НЕБЫТИЯ

Уже в послевоенные годы специальная комиссия занималась эксгумацией и идентификацией останков командарма, в 1954 году состоялось его перезахоронение в поселке Стодолище, где на могиле был установлен памятник. По традиции советского времени назвали «Качаловским» совхоз, на землях которого в 1941 году проходили трагические бои.

– В экспозиции и фондах Рославльского историко-художественного музея вплоть до середины 1990-х годов мемориальные материалы о прославленном генерале – защитнике города исчерпывались несколькими, правда, очень интересными фотографиями с изображением В.Я. Качалова в период Гражданской войны, предвоенными снимками, немногими и очень скупыми по содержанию архивными справками, а также воспоминаниями ветеранов 28-й армии, – рассказывает старший научный сотрудник Рославльского историко-художественного музея Т. Сидорова. – И лишь с 1995 года положение изменилось к лучшему: началось плодотворное и взаимообогащающее сотрудничество с незадолго до этого организованным поисковым отрядом «Память» под руководством Игоря Жарынцева. С 1991 года поисковики каждый полевой сезон проводили раскопки на местах боёв 28-й армии. Благодаря их усилиям и энтузиазму были подняты останки нескольких сотен бойцов, обнаружены солдатские медальоны с чудом сохранившимися вкладышами, найдено значительное количество разнообразного воинского снаряжения и вооружения как советского, так и германского производства. В заслугу поисковому отряду и лично И.А. Жарынцеву следует поставить организацию совместно с сотрудниками военкомата и районной администрацией захоронения в 1996 году у деревни Доротовка 60 урн с прахом бойцов качаловской армии, погибших в период Смоленского сражения.

Воистину сенсационной находкой по праву можно считать найденную в 1994 году на месте первоначального захоронения Владимира Яковлевича Качалова на окраине деревни Старинки полуистлевшую петлицу кителя с тремя окислившимися металлическими звёздочками, соответствующую званию генерал-лейтенанта. С большой степенью вероятности можно предположить, что она принадлежала именно погибшему в этих местах командующему 28-й армией.

Останки несломленного генерала были перенесены и захоронены со всеми воинскими почестями в сквере погибших воинов.

Могила В.Я.Качалина

Уже много позже после войны, маршал Жуков с присущей ему прямотой самокритично скажет:

«Группа В.Я. Качалова оказалась в тяжёлом положении, не многим удалось отойти и соединиться со своими. В этих сражениях пал смертью героя командующий группой генерал В.Я. Качалов».

Посмертно, после реабилитации, Качалов был награждён орденом Отечественной войны I степени.

А на Смоленском шоссе, увековечив подвиг 28-й армии, поставили в качестве памятника танк, воевавший в 104-й бригаде. Есть и соответствующая надпись на нём.


Тип статьи:
Авторская
89

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!