В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Сентябрь, 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
  
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
   

Подвиг сторожевого корабля «Туман»

фотография:
Подвиг сторожевого корабля «Туман»

10 августа 1941 года неувядаемый подвиг совершил экипаж сторожевого корабля «Туман» (бывший рыболовецкий траулер, вооруженный двумя 45-мм орудиями и двумя 7,62-мм пулеметами, экипаж – 43 человека, командир — старший лейтенант Л.А. Шестаков).

Переоборудованный из рыболовецкого траулера, слабо вооруженный сторожевик вступил в бой с тремя эсминцами противника. Корабль погиб, но вошел в боевую летопись советского флота, как образец мужества экипажа, до конца выполнившего свой долг в борьбе с врагом. Парадоксально, но корабль погиб, хотя его должны были поддерживать три береговые батареи, два эскадренных миноносца, сторожевой корабль и звено самолетов МБР-2!

Рыболовецкий траулер — сторожевой корабль

В 1931 году по заказу советского внешнеторгового объединения «Судоимпорт» в Данциге на судоверфи «Клавиттер» был построен рыболовецкий траулер РТ-10 «Лебедка», который вошел в состав тралового флота Мурманска. В годы предвоенных пятилеток экипаж траулера стал одним из зачинателей стахановского движения на траловом флоте и неоднократно выходил победителем в социалистическом соревновании.

В декабре 1939 года РТ-10 мобилизовали на боевую службу. Его зачислили в класс дозорных кораблей и присвоили новое имя ДК-10. Во время советско-финляндской войны корабль под командованием А.А. Рагозина нес дозорную службу на подходах к Кольскому заливу, конвоировал транспорты, выполнял обязанности базового корабля службы наблюдения и связи. По окончании боевых действий, как наиболее подготовленный, он был оставлен в составе Северного флота.

В 1941 году ДК-10 прошел модернизацию на Мурманской верфи. На нем установили одну носовую и одну кормовую пушки 45-го калибра. На мостике по обоим бортам поставили пулеметы, в корме — аппаратуру для постановки дымовой завесы, а также стеллажи для глубинных бомб. Он был переведен в класс сторожевых кораблей и получил имя «Туман». Командиром нового сторожевика назначили старшего лейтенанта Льва Александровича Шестакова. Это был его первый корабль.

26 июня 1941 года был торжественно поднят военно-морской флаг, и сторожевой корабль «Туман» вошел в состав Северного флота.

Туман» вступает в войну

С началом Великой Отечественной войны фашистские войска развернули мощное наступление на Мурманск. Кораблям Северного флота пришлось с большим напряжением выполнять многочисленные задачи по обеспечению и поддержке частей 14-й армии, оборонявшей Мурманск и главную базу флота — Полярное. В конце июня 1941 года «Туман» получил первое боевое задание — был направлен в дозор на входе в Кольский залив. Сменившись с дозора, «Туман» уже на следующий день, 3 июля, вновь вышел в море для сопровождения транспорта «Циолковский» и буксира с баржей, направленных в губу Западная Лица для вывоза оттуда автомашин и продовольствия.

Прошло еще два дня, и «Туман» вновь пошел на задание. Кораблю предстояло подойти к занятому гитлеровцами побережью и высадить на берег десантную группу, чтобы уничтожить оставшийся на разбитом причале ценный груз. Несмотря на интенсивный орудийный и пулеметный огонь противника, «Туман» прорвался на рейд, спустил на воду шлюпку с корабельным десантом и успешно выполнил задание. Вечером этого же дня, вернувшись в Мурманск, «Туман» принял сто двадцать четыре бойца из состава морского десанта и снова отправился в поход. При высадке десанта на восточный берег реки Западная Лица отважно действовал комиссар корабля старший политрук П.Н. Стрельник. За этот подвиг 1 октября 1941 года он, уже посмертно, был награжден орденом Красного Знамени. На протяжении всей войны Северный флот многократно высаживал в тыл врага десанты, разведывательные и диверсионные группы.

Конструкция и оборудование СКР «Туман»

Наступило 4 августа 1941 года, когда «Туман» в последний раз покинул Полярное, направляясь в дозор у входа в Кольский залив. К этому времени наступление немцев на Мурманск было остановлено, фронт стабилизировался на рубеже реки Западная Лица. Основные усилия врага были направлены теперь на пресечение наших морских перевозок. Начались массированные налеты авиации на Мурманск, активизировались действия вражеских подводных лодок и эскадренных миноносцев. Наиболее часто они появлялись на подходах к Кольскому заливу, где и предстояло нести дозорную службу «Туману».

С 4 по 10 августа «Туман» находился в дозоре и курсировал от мыса Цып-Наволок до мередиана острова Кильдин. Этот район находился в зоне действия нашей авиации и простреливался береговыми батареями. Медленно текли будни сторожевой службы. Каждый день в корабельном журнале появлялись новые записи: «Обнаружена подводная лодка противника. Сброшено десять глубинных бомб». «С оста появились два самолета противника. Выпущено по 8 снарядов каждым орудием». В 3 часа ночи 10 августа с корабля был обнаружен самолет-разведчик противника (в период полярного дня ночью так же светло, как и днем). Сразу же дали сигнал тревоги на базу. Однако там никаких мер принято не было, хотя к этому времени было уже хорошо известно, что вслед за разведчиком последует налет авиации, либо набег надводных кораблей.

Последний бой

В 4 часа 25 минут СКР «Туман» следуя противолодочным зигзагом на генеральном курсе 240° обнаружил три эсминца противника на расстоянии 80-90 кабельтов с правого борта (позднее выяснилось, что это были «Рихард Байтцен», «Ханс Лоди» и «Фридрих Экольд»). «Туман» отвернул влево, увеличив ход, с расчетом подойти ближе к своим береговым батареям.

Командир «Тумана» Лев Александрович Шестаков объявил боевую тревогу и полным ходом повел корабль в сторону наших береговых батарей на остров Кильдин. Заметив маневр дозорного корабля, эскадренные миноносцы увеличили скорость и через несколько минут, подойдя к «Туману» на расстояние 25 кабельтовых (4,63 км), открыли по нему огонь залпами из шести орудий, по два с каждого корабля. Силы были явно не равны. Но экипаж маленького тихоходного сторожевика, имевшего только две легкие пушки, не дрогнув, вступил в единоборство с тремя новейшими эсминцами типа «Редер», каждый из которых имел на своем вооружении по пять 127-мм орудий и мог развивать 36-узловую скорость (66,7 км/час).

Первый залп немецких кораблей оказался перелетным, однако осколками одного из снарядов, разорвавшегося около борта, перебило антенны. Корабль остался без радиосвязи. «Туман» пытался прикрыться дымовой завесой, но это не удалось: ее отнесло ветром. В корпусе появились первые пробоины. Следующие залпы эсминцев вызвали пожар на корме, вывели из строя рулевое управление, снесли дымовую трубу, а затем повредили полубак, мостик и ходовую рубку. Несколько человек из команды корабля были убиты, многие ранены. Погибли командир «Тумана» Л. Шестаков и комиссар корабля П. Стрельник. Артиллеристы продолжали отстреливаться из единственного сохранившегося носового орудия.

Командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко в своих воспоминаниях «Вместе с флотом» (1960 г.) пишет:

«Личный состав «Тумана» держался героически: вел одновременно неравный артиллерийский бой и все осложнявшуюся борьбу за живучесть корабля — с пожаром и с возраставшей из-за новых пробоин потерей плавучести. Когда на «Тумане» осколком снаряда перебило флагшток, раненый рулевой Константин Семенов бросился к флагу и высоко поднял его над головой. Тотчас разорвался очередной снаряд, и рука Семенова бессильно опустила флаг: осколок перебил кисть рулевому. Мгновенно на помощь Семенову метнулся радист Константин Блинов. Высвободив полотнище из судорожно сжатых пальцев раненого вторично товарища, он тут же развернул флаг над собой, символизируя этим героическую решимость всего экипажа сражаться с врагом до последней возможности».

Пожаром были уничтожены все секретные карты, лейтенант М.М. Букин спас секретные документы штурманской службы, а краснофлотец А.И. Янин — машинные журналы. Раненный в обе руки военфельдшер И.Т. Петруша продолжал оказывать первую помощь: останавливал кровотечение, фиксировал переломы, руководил работой боевых санитаров. С помощью краснофлотца А.П. Шарова он снял с тонущего корабля последнего из раненых — старшину 2-й статьи И.Ф. Бардана.

Подвиг сторожевого корабля «Туман»

10 августа 1941 года неувядаемый подвиг совершил экипаж сторожевого корабля «Туман» (бывший рыболовецкий траулер, вооруженный двумя 45-мм орудиями и двумя 7,62-мм пулеметами, экипаж – 43 человека, командир — старший лейтенант Л.А. Шестаков).

Командир «Тумана» Лев Александрович Шестаков объявил боевую тревогу и полным ходом повел корабль в сторону наших береговых батарей на остров Кильдин. Заметив маневр дозорного корабля, эскадренные миноносцы увеличили скорость и через несколько минут, подойдя к «Туману» на расстояние 25 кабельтовых (4,63 км), открыли по нему огонь залпами из шести орудий, по два с каждого корабля. Силы были явно не равны. Но экипаж маленького тихоходного сторожевика, имевшего только две легкие пушки, не дрогнув, вступил в единоборство с тремя новейшими эсминцами типа «Редер», каждый из которых имел на своем вооружении по пять 127-мм орудий и мог развивать 36-узловую скорость (66,7 км/час).

Первый залп немецких кораблей оказался перелетным, однако осколками одного из снарядов, разорвавшегося около борта, перебило антенны. Корабль остался без радиосвязи. «Туман» пытался прикрыться дымовой завесой, но это не удалось: ее отнесло ветром. В корпусе появились первые пробоины. Следующие залпы эсминцев вызвали пожар на корме, вывели из строя рулевое управление, снесли дымовую трубу, а затем повредили полубак, мостик и ходовую рубку. Несколько человек из команды корабля были убиты, многие ранены. Погибли командир «Тумана» Л. Шестаков и комиссар корабля П. Стрельник. Артиллеристы продолжали отстреливаться из единственного сохранившегося носового орудия.

Командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко в своих воспоминаниях «Вместе с флотом» (1960 г.) пишет:

«Личный состав «Тумана» держался героически: вел одновременно неравный артиллерийский бой и все осложнявшуюся борьбу за живучесть корабля — с пожаром и с возраставшей из-за новых пробоин потерей плавучести. Когда на «Тумане» осколком снаряда перебило флагшток, раненый рулевой Константин Семенов бросился к флагу и высоко поднял его над головой. Тотчас разорвался очередной снаряд, и рука Семенова бессильно опустила флаг: осколок перебил кисть рулевому. Мгновенно на помощь Семенову метнулся радист Константин Блинов. Высвободив полотнище из судорожно сжатых пальцев раненого вторично товарища, он тут же развернул флаг над собой, символизируя этим героическую решимость всего экипажа сражаться с врагом до последней возможности».

Пожаром были уничтожены все секретные карты, лейтенант М.М. Букин спас секретные документы штурманской службы, а краснофлотец А.И. Янин — машинные журналы. Раненный в обе руки военфельдшер И.Т. Петруша продолжал оказывать первую помощь: останавливал кровотечение, фиксировал переломы, руководил работой боевых санитаров. С помощью краснофлотца А.П. Шарова он снял с тонущего корабля последнего из раненых — старшину 2-й статьи И.Ф. Бардана.

Схема боя СКР Туман

В 4 ч 55 мин. эсминцы противника прекратили артогонь, так как потерявший управление «Туман» оказался закрытым своей дымовой завесой.

В это время береговые батареи вели переговоры с командным пунктом штаба флота, пытаясь получить разрешение на открытие огня. Только в 5 часов 8 минут открыли огонь береговые батареи № 11 и № 7. Батарея № 11 успела сделать 6 залпов, снаряды легли с недолетом, а батарея № 7 — всего 3 залпа. Эсминцы закрылись дымовой завесой и начали отход на северо-восток.

«Туман» получил 11 прямых попаданий 127-мм снарядов и имел крен 15 градусов на правый борт. В 5 часов 30 минут с корабля были спущены шлюпки, на которые едва успели разместить раненых и эвакуировать остальных членов экипажа.

После гибели командира «Тумана» командование кораблем принял старший помощник лейтенант Л. Рыбаков. Он руководил операциями по спасению корабля и команды. Последним он и покинул «Туман».

В 5 часов 50 минут волны Баренцева моря сомкнулись над израненным кораблем.

СКР «Туман» погиб, не спустив советского Военно-морского флага. Из всех членов экипажа 18 человек, включая командира, погибли в бою. Остальных моряков спасли подоспевшие на выручку корабли Северного флота.

В погоню за эсминцами были высланы 2 пикирующих бомбардировщика Пе-2 и 5 бомбардировщиков СБ. Одна из сброшенных ими 250-кг бомб попала в машинное отделение концевого эсминца «Рихард Байтцен». Поврежденный корабль был отправлен в Киль на ремонт и вошел в строй только в январе 1942 года.

Оставшихся в живых членов экипажа СКР «Туман» разместили на береговой базе ОВРа — в Кувшинской Салме, а раненых — в госпиталях Полярного, Мурманска и губы Грязная. Вечером 10 августа 1941 года находившуюся на береговой базе часть экипажа «Тумана» посетили высшее политическое руководство флота, которые от имени командования поблагодарили весь личный состав сторожевого корабля за мужество и отвагу, проявленные во время боя и вручили личному составу корабля подарки от рабочих Мурманска.

Место его гибели (69° 34' сев. широты, 33° 39' вост. долготы) объявлено координатами боевой славы. При прохождении этого места все корабли приспускают флаг, отдавая почести мужеству личного состава сторожевого корабля «Туман».

Тип статьи:
Авторская
485

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!