В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества

Восемь русских армий

фотография:
Восемь русских армий

Красную армию «назначили» 100 лет назад, советскую – 72 года назад, но русская армия существует не менее 1158 лет. И за это время она пережила немало перерождений, оставаясь главным – русской армией

Историю России принято начинать 862 годом – легендарным призванием некоего легендарного Рюрика. О котором нет никаких свидетельств, кроме крайне невнятных упоминаний в летописи. Сделанных, к тому же, минимум через 200 лет после соответствующих событий.

Между тем есть достаточно много вполне надёжных свидетельств современников о начале русской государственности. Это начало многие историки, в том числе академического уровня, относят к 860 году, когда русы устроили поход на Константинополь. А после победы заключили с Византией — то есть, по тем понятиям, Римской империей, — договор «мира и любви». А вскоре, в 867 году, и крестились.

Первая русская армия

Это событие неразрывно связано с рождением первой государственной армии Руси, которая, собственно, и поставила Константинополь на колени, взяв с ромеев огромную даже по нынешним понятиям контрибуцию.

Затем, правда, что-то случилось, и Русь была вынуждена снова креститься — уже в 988 году. Но государство вместе со своей армией продолжало существовать. И армия была вполне народной: в летописи постоянно упоминается, что в те времена великие князья русские регулярно собирали для походов «варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев», и так далее. Да, эта армия была, по сути, соединением племенных ополчений. Так и что? Значит, она была армией надплеменной, то есть государственной. И командовали ей не отдельные вожди, а, можно сказать, верховный главнокомандующий от государства.

Армия Руси идёт на Константинополь

Эта армия (или армия, устроенная по тем же принципам) участвовала в большой – мировой, можно сказать, для масштабов тех лет — войне на южных рубежах Руси. Она началась в 890 году с вооружённых действий между Византией и дунайскими болгарами. На стороне Византии выступил Хазарский каганат. Кроме того, император Лев VI в 894 году обратился к мадьярам, вожди которых Арпад и Курсан оказали ему содействие. Тогда болгарский царь Симеон заключил союз с исконными врагами мадьяр. И, судя по последствиям, с русами. Ибо мадьяры тут же напали на Киев. Но, пока тот оборонялся, печенеги с болгарами напали на степную тогда страну мадьяр, жестоко расправившись с оставшимися дома немногочисленными мужчинами и беззащитными семьями.

Результаты войны были такими: ромеи-византийцы с болгарами остались при своём; вернувшиеся с награбленным у болгар мадьяры, внезапно став богатыми и холостыми, решили плюнуть на всё и уйти от наседавших печенегов за Карпатские горы в Паннонию, где и закончилась их карьера как степных кочевников; печенеги и русы заключили союз, продлившийся три четверти века; Русь же твёрдо стала на Днепре, объявив бывшую хазарскую крепость Самват своею столицей Киевом.

Затем первая русская армия воевала в Крыму, в Закавказье, не раз ещё ходила на ромеев. Стоявший в её главе Равноапостольный князь Владимир взял Херсонес, что привело к крещению Руси. Эта армия раздвинула рубежи Руси от Западного Буга до Волги и от низовьев Днепра до Северной Двины.

Но и она постепенно истончилась и растаяла, разбившись, с одной стороны, на чисто феодальные княжеские дружины, с другой стороны, забыв о народном ополчении, растворив эту память в податном крестьянском населении.

Вторая русская армия

Следующая русская армия, похожая на общенациональную, возникла трудами и усилиями московских князей. Те начали объединять «вои многи» поначалу в собственных феодальных интересах — чтобы покорить какое-то княжество, включив его в состав московского домена. Но в итоге эта политика привела к созданию полноценной национальной русской армии, которая встала против врага на Куликовом поле, собрав в своём составе и княжеские дружины, и местные ополчения ради единой русской национальной задачи, — освобождения от Орды.

«Куликовская битва». Картина Сергея Присекина

И после победы над Мамаем эта армия — точнее, её идея, потому что донских победителей всё же опять распустили по домам, — уже никуда не исчезала. Она долго ещё носила сборный характер, и великие князья ещё долго при нападениях на Русь бросались «собрать полкы». Но с укреплением единого государства укреплялась и единая армия. И собиралась она уже не из ополчений или феодальных дружин, а по практически призывному принципу: «дети боярские», помещики, дворяне обязаны были приходить по зову главы государства «людно, конно и оружно», чтобы по приказу выступить на защиту родины.

Эта армия была достаточно сильной, чтобы при Иване Грозном четверть века вести войну на три фронта: против ливонцев с поляками — на западе, против шведов — на севере и против крымских татар — на юге. И что характерно, две из них выиграла, а одну закончила вничью.

Но и та армия, к сожалению, растаяла во время Смуты начала 1600-х годов. Именно растаяла, рассеявшись по сторонам гражданского конфликта и по домам. Но и её остатки были достаточно грозны, чтобы побеждать интервентов, — пока тех не позвали править тогдашние олигархи-предатели…

Третья русская армия

Она родилась после Смуты. На первый взгляд, у неё почти не было отличий от прежней, московской. Те же стрельцы, те же полки «иностранного строя», те же сгустки будущей регулярной армии в виде полков «нового строя», драгун и рейтар.

И так, и не так. В ней уже было одно важное отличие: она не была ополчением. Точнее, дворянское ополчение стало играть уже не главную роль. Основой армии стали именно регулярные стрелецкие и драгунские полки. И именно они смогли в нескольких войнах навсегда укротить самого лютого из прежних врагов – Польшу.

Именно в войнах с этой армией та сначала ослабла, а затем и начала отдавать временно оккупированные ею русские территории — Малороссию, Смоленщину, восточную Белоруссию. Из экзистенциальной угрозы Польша именно тогда превратилась в сварливого, злобного до вонючести, беспокойного, — но всего лишь соседа России. С выбитыми зубами.

Эта армия уже не растаяла и не расселась. Она была постепенно преобразована в новую русскую армию — армию империи.

Армия империи

Эту армию мы уже хорошо помним из школьной истории. Что ж, создателей программ для учеников можно понять: всегда приятно подробно изучать время побед и достижений. А тут их было много.

Окончательная победа над Крымским ханством и устранение угрозы набегов со стороны этого рабовладельческого государства. А то ведь, дичь какая, уже Моцарт свои произведения играет, философы энциклопедию создают, наука в космос заглядывает, атмосферу на других планетах открывает, — а прямо тут же, по соседству, даже не средневековые, а из неолита варвары налетают на селения, хватают людей и превращают их в рабов!

Победа над Оттоманской империей. Выход к Чёрному морю. Победа над Пруссией – не политическая, ладно, но уж военная точно, — над Пруссией, с которой до вмешательства России вся Европа справиться не могла. Окончательная победа над Швецией, со снятием всех её былых амбиций и низведением её до региональной и навсегда нейтральной страны.

Победа, наконец, над Наполеоном, который привёл на Россию 640 тысяч солдат со всей Европы, и который даже не сам вывел — ибо сбежал, бросив свою армию, — а принял на выходе всего 20 тысяч. Из них с оружием в руках – не более тысячи. Одной тысячи.

Да, это был ослепительный блеск Империи. Который придала ей её ослепительная армия.

Пятая русская армия

Пятая русская армия тоже возникла в результате реформ. В отличие от часто высказывающегося мнения, несчастная Крымская война вовсе не выявила отсталости русской армии и самого самодержавия. Враг был отбит с большими для него потерями по всем пунктам, на которые покушался. Штурм Петропавловска-Камчатского отразили полторы сотни ветеранов и инвалидов, что составляли его гарнизон. А командующий подступавшей к городу английской эскадры от позора застрелился. На Соловках монахи и пара десятков ветеранов тоже отбили английскую попытку взять острова.

Попытка английского флота прорваться к Петербургу мимо фортов Кронштадта тоже позорно провалилась. А под Севастополем осаждающие понесли куда большие потери, нежели осаждённые, только для того, чтобы захватить южную часть города, после того как русские переправились на северную и снова готовы были занять там оборону.

Не армия, а новое либеральное руководство страны утеряло волю к сопротивлению.

Но, как бы то ни было, реформа армии прошла. И придала ей новый облик: призывная, неплохо вооружённая, технически переоснащённая. А главное – массовая. Армия, соответствующая новым вызовам времени и требованиям новых способов войны.

Она тоже была победоносной, эта новая русская армия. Потому что была русской. Даже в проигранной русско-японской войне вновь не она потерпела поражение. Вновь вражеский военачальник собирался наложить на себя руки, увидев, какую цену потерями заплатила его армия, так и не добившись военного успеха, а удовольствовавшись подаренной политиками победой.

К сожалению, этой армии не везло с генералитетом. И с политическим руководством страны. И потому она вновь рассыпалась непобеждённой в конце Первой мировой войны, разагитированная и преданная…

Шестая и седьмая русские армии

Эти армии поначалу стеснялись определения «русская». По крайней мере, поначалу. В 1918 году была провозглашена, а в 1919-м, наконец, реально стала армией Красная армия.


Её и не положено было называть русской — ведь до 1937 года, когда желавшая в 1914 году поражения своему правительству в войне «ленинская гвардия» была отправлена в мир иной, эта армия рассматривалась как передовой вооружённый отряд «всемирной пролетарской революции». Которая должна была сгореть как спичка, которой разожгли бы мировой революционный пожар.

Лишь тяжкие поражения в начальный период Великой Отечественной войны, а затем блестящие, исторические победы привели и армию, и руководство к осознанию главного: что армия есть инструмент защиты Отечества. И она нужна как такой инструмент, она должна снабжаться и затачиваться под такой инструмент, она должна осознавать и гордиться своей ролью защитника Отечества.

Оставалось сделать ещё один шаг, чтобы это отношение и это осознание получило и надлежащее институциональное закрепление. И тогда возникла…

Восьмая русская армия

Нынешняя. В отличие от некоторых ситуаций в прошлом, она не возникла заново на месте рассыпавшейся или распущенной предыдущей. Она именно преобразовалась из прежней, Советской. Не лягая её, героическую победительницу фашизма, не пятная её памяти и чести. Просто эта армия не могла быть армией Советов. Как не могла быть армией муниципалитетов, администраций или Государственной думы.

Она могла и должна была вернуться к статусу армии государства. К роли защитника не Советов, ни, тем более, Коминтерна. К роли защитника Отечества.

И Отечество приветствует её сим именем!

Тип статьи:
Авторская
857

1 комментарий

Не могла «русская армия» появиться раньше России, а название Россия появилось при Петре 1, в ХVIII веке и так стали называть Московское Царство, которое имеет весьма отдалённое отношение к Руси.