В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Август, 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
  
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  

Политзаключенные заставили Украину признать незаконность борьбы с ЛНР и ДНР

фотография:
Политзаключенные заставили Украину признать незаконность борьбы с ЛНР и ДНР

С выбитыми зубами и поломанными ребрами, но не сломленные духом, русские активисты Украины выходят на свободу, обжаловав репрессивные и незаконные приговоры.

Иногда и на Украине происходят чудеса. Там, где людей хватают, жестоко ломают и раскручивают на дела по терроризму с большими приговорами за одно только подозрение в симпатиях к России, их иногда и отпускают на свободу по решению суда.

Так было с одесситом — гражданином России Евгением Мефедовым, вину которого в событиях 2 мая (парень сам пострадал, укрывшись во время побоища в Доме профсоюзов, получив ожог руки и надышавшись угарным газом, его арестовали прямо в больнице) даже украинскому правосудию доказать не удалось. Его дважды пытались отпустить на свободу: первый раз это не получилось сделать из-за набежавших в суд майданщиков, и судьям вместе с прокурорами пришлось срочно придумывать Мефедову новое обвинение; во второй раз — по решению украинского руководства, которое решило оставить в заложниках всех узников — граждан России, дабы обменять их на сидящих в российских тюрьмах украинских террористов.

Евгений Мефедов

Еще одним видным узником украинских тюрем, выпущенным на свободу, стал бразилец Рафаэль Маркес Лусварги — ополченец, потомок русских староверов, воевавший в ДНР. Получив ранение, он вернулся домой, в Латинскую Америку, откуда его через фейковую фирму заманчивым предложением о работе в международной охранной фирме выманила СБУ и арестовала. Молодому человеку дали 14 лет, но потом отпустили на свободу под подписку по причине того, что его арест происходил с нарушением существующих международных норм. Впоследствии липовое обвинение в терроризме было оспорено, и Рафаэля явно стали готовить к обмену.

На свободе Лусварги устроился трудником в один из киевских монастырей, но, на его беду, о нем прознали пропагандисты из украиноязычного офиса американского «Радио Свобода», которые на всю страну раструбили о том, что «боевик» свободно гуляет по Киеву. После чего в обитель нагрянули молодчики, и с побоями и унижениями отвели беднягу в СБУ...

Рафаэль Лусварги

Освободил себя сам

Петербуржцу Игорю Кимаковскому повезло гораздо больше, чем Лусварги и Мефедову. Уроженец Макеевки, проведший детство в Одессе и ее области, руководитель Центра компьютерных технологий Санкт-Петербургского государственного аграрного университета, с момента начала вооруженного конфликта в Донбассе стал помогать воюющему краю гуманитарной помощью. После освобождения Дебальцево приехал в этот город с гуманитаркой и остался. Два месяца помогал восстанавливать разрушенные школы и детсады, памятники героям Великой Отечественной войны.

В 2015 году во время одной из рабочих поездок по Донбассу он случайно заехал на украинский блокпост. Обрадовавшись такому улову, сбушники представляли Игоря то агентом ФСБ, то обвиняли его в незаконном пересечении границы, финансировании терроризма, участии в террористической организации, ведении агрессивной войны...

В заключении Кимаковский остался самим собой, организовывал праздники для политзаключенных, ввел в Красноармейском СИЗО новую традицию — передачи-подарки с воли на Новый год, Рождество, Пасху и День Победы, организованные Игорем для всех политзаключенных. Старался помогать и другим братьям по несчастью, содержавшимся в других тюрьмах и лагерях.

Игорь Кимаковский

Отсидев практически три года в СИЗО Красноармейска, переименованного новой украинской властью в Бахмут, Кимаковский сумел добиться, чтобы его во время судебных заседаний не держали в клетке, а он мог свободно сидеть рядом с адвокатом, участвовать в процессе. После того, как его основной адвокат, по сути, перестал заниматься его делом, начал бороться за себя сам.

Я засел за Уголовно-процессуальный Кодекс Украины, скрупулезно вчитывался в положения законов, — написал узник на своей странице в социальной сети, которую ему помогали вести друзья на воле. -Внимательно изучал предыдущие решения суда, ходатайства прокурора об избрании мне меры пресечения, международную судебную практику. И на основе прочитанного составил ходатайство. Где показал несостоятельность обвинения и требований прокурора. Параллельно собирал документы, справки, письма из различных инстанций, которые обосновывали мою позицию».

И в итоге свершилось то, что сам Игорь иначе как чудом не называет: судьи решили не применять к нему ни одну из мер пресечения. То есть просто выпустили из зала суда под обязательство являться на все последующие заседания.

«Они явно не ожидали, что я выложу 20 страниц ходатайства плюс почти 60 страниц приложений к нему. И это против двух листов ходатайства прокурора, — поделился Игорь Кимаковский с Царьградом подробностями процесса. — В зале была мама, которую я не видел несколько лет, журналисты, представители ОБСЕ. Я, честно говоря, как услышал решение судьи, первое время не понимал, куда идти. Теперь же понимаю, что ничего еще не закончено, предвижу, что путь будет долгим, следующее заседание 12 июня».

Сейчас Игорь находится на территории Украины. Свое местоположение раскрывать не хочет, хотя ни от кого не прячется. Но при этом отдает отчет, что теперь к нему могут просто-напросто подойти на улице, и...

Может, для этого и выпустили, кто знает, — задается вопросом Кимаковский. — Я родом отсюда, поэтому мне было, к кому пойти. Побывал в своем родовом селе, увиделся с одноклассниками, был в Киеве. Хотел посотрудничать с адвокатом, который защищает бывшего президента Украины, но понял, что подобный защитник мне просто не по карману. То, что оказался на свободе, объясняю тем, что осенью на Украине начинается новый политический сезон, выборы, и многие люди, в том числе и судьи, в недоумении, и даже не предполагают, как дальше закрутится маховик истории. Поэтому по мне было принято столь осторожное решение».


По словам выпущенного политзаключенного, ему наконец удалось пообщаться и с представителями российского МИДа — ведомства, которое практически не обращало на него ни малейшего внимания (за три года сотрудник консульства только один раз посетил граждан РФ, которых содержат в Бахмутском (Артемовском) СИЗО, но особой помощи он от них не ждет, поскольку те «покивали головами, и все». В то время как у Кимаковского нарисовалась новая проблема — его российский паспорт уже просрочен. Отчего возникают сложности с выездом домой в Россию. Хотя перспективу этого выезда представить именно сейчас весьма и весьма сложно.

Но самое главное, что еще в СИЗО усилиями Игоря были отменены три приговора политзаключенным, а еще четверым их удалось серьезно смягчить, в том числе включив туда и сроки, отсиженные во время следствия и суда. Вникнув в особенности своего и прочих дел, Кимаковский написал десятки писем и ходатайств. Также в его арсенале были и десятки ответов от различных государственных структур Украины о том, что ДНР и ЛНР не признаны террористическими организациями.

Не дал сделать из себя и соратников террориста

Вместе с Кимаковским в Красноармейском СИЗО сидел еще один политзаключенный, которому, несмотря на реалии тюремной жизни, удалось найти слабые точки украинской репрессивной машины, — это дончанин Сергей Бабич. У того были все шансы разделить судьбу Игоря, но его, как жителя Донбасса, поменяли в декабре минувшего года. В то время, как уже говорилось выше, граждан России Киев взял, по сути, в заложники, чтобы поменять на собственных террористов. Хотя до обмена Сергею удалось, по сути, развалить обвинение против себя.


«Меня взяли в Курахово, на оккупированной территории, — рассказал Бабич Царьграду. — Знали, что я активно поддерживал ДНР. Первые восемь суток избивали: применяли электрошокер, причем не просто касались, а долго держали, били деревянной киянкой по всему телу, подвешивали за руки — я сутки так провисел, надевали пакет на голову, так что я начинал задыхаться, повредили мне 14 зубов — били прикладом, челюсть свернули налево, потом уже в Донецке мне десять корней удалили… Сколько раз отключался, уже и не помню».

У Сергея выбивали признание, что он — участник террористической организации, а также требовали выдать соратников. С первым он под давлением поначалу согласился, а второго, естественно, не сделал. Когда пытки и побои прекратились, Бабич решил действовать, и первым делом поинтересовался, что это за «террористические организации» на него вешают.

Я два года отучился на юрфаке, работал в юридической конторе, так что представление об этой сфере имел, — вспоминает Сергей. — Я стал подавать запросы в различные ведомства, и выяснилось, что таких террористических организаций, как ЛНР и ДНР, на Украине нет, не включены они в экстремистский список. Так за что же нас всех прессовали? Когда меня перевели в Мариуполь, я писал прокурору области о том, что обвинительный акт не соответствует действительности. Но его заместитель Коршунов во время нашей встречи в СИЗО сказал буквально следующее: «Наши ошибки — это ваши проблемы».

Бабич, по его словам, начал писать заявления на прокуроров, на следователя СБУ, возбудил дело против коллегии судей, которые избрали ему меру пресечения.

Мне прямым текстом говорили, что если судья тебя, сепаратиста, отпустит, то сядет вместо тебя, — вспоминает Сергей. — Судья кричала, что меня на 12 лет посадят, если я с Украиной буду судиться. Но я писал уполномоченной по правам человека на Украине Лутковской, что меня, по сути, незаконно похитили оперативники СБУ, та провела собственное расследование и переправила дело в прокуратуру. Оттуда, правда, начали забавные отписки приходить, что нецелесообразно проводить осмотр квартиры, где меня брали, причем, довольно жестко, за давностью времени».


И, действительно, пока Бабич сражался из-за решетки, прошло два года и восемь месяцев. Но обвинение против себя ему удалось развалить полностью. И, самое главное, получить ответ из всех инстанций: от Верховного суда Украины до СБУ, что ни ЛНР, ни ДНР не признаны «террористическими организациями». А, следовательно, сторонники республики преследуются как террористы незаконно.

Пользуясь этим «открытием», Бабич стал помогать другим политическим сидельцам и подследственным. Благодаря этому восемь человек оказались на свободе.

Сумел раскачать дело одной дамы, ее обвиняли в содействии террористической организации. Я помог ей представить дело так, что ее похитили сбушники, а полиция не отреагировала. В итоге ей изменили меру пресечения, она уже больше года дома. Я понимаю, почему судьи стали чаще отпускать людей, оправдывать их. На Украине никто не уверен в своем завтра, сегодня у власти Порошенко, а завтра, например, лидер Оппозиционного блока Бойко. И никто не гарантирует, что при новых властях такие вот женщины не начнут поднимать подобные дела и показывать общественности, что те или иные судьи выносили несправедливые решения», — рассказал Бабич.

Пока же неудобного и чрезмерно активного персонажа Украина решила поскорее обменять. Что и сделала. Сергей вернулся в Донецк, работает шахтером, поправляет пошатнувшееся в заключении здоровье. Но, если будет потребность, готов вновь взяться за юридическую борьбу с хунтой.

К власти пришли путем государственного переворота, а узурпаторы, пришедшие путем госпереворота, согласно конституции Украины не имеют права управлять страной», — подчеркивает Бабич.

Решения Верховного суда и Высшего административного суда Украины о том, что ЛНР и ДНР не являются террористическими организациями. Копии документов предоставлены автору Сергеем Бабичем

Украинские судьи нервничают. Особенно в последнее время. И начинают работать как судьи, по закону, даже в такой стране, как Украина, где закон теперь трактуют так, как это удобно новым майданным властям.

Тем не менее, пусть слабая, но все же надежда на то, что рано или поздно хунтовские судилища будут заменены трибуналом над самой же хунтой, остается.

Алексей Топоров

Тип статьи:
Авторская
1090

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!