В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества

​Губарев рассказал, как СБУ вербует официантов в Донецке

фотография:
​Губарев рассказал, как СБУ вербует официантов в Донецке

Встреча с бывшим народным губернатором Донбасса, лидером движения «Новороссия» Павлом Губаревым произошла в тот момент, когда республика только стала приходить в себя после теракта на бульваре Пушкина в центре Донецка. Касаясь убийства главы ДНР Александра Захарченко в беседе с военкором Федерального агентства новостей Юрием Котенком, Губарев присоединился к мнению, что это дело рук Киева.

«Такие взрывы — устоявшаяся практика спецслужб Украины», — пояснил он.

Губарев признался, что сам был свидетелем того, как украинские спецслужбы системно работают в Донецке.

«У меня есть своя история на эту тему», — признался он.

Почему Губарев не ходит в рестораны

— Я захаживал в одно кафе, и однажды к моему охраннику подошел официант и начал с ним разговор. Говорит: «Меня во «ВКонтакте» (в соцсети. — Прим. ФАН) вербует СБУ». Охранник посчитал нужным подвести его ко мне. Официант признался: так и так, Павел Юрьевич, меня вербует СБУ, предлагает деньги за информацию: как часто вы здесь появляетесь, за каким столиком сидите. Предлагают поставить «закладку» и получить за это солидное материальное вознаграждение.

— И что же вы ответили?

— Я официанту сказал: «Спасибо». Я и так нечастый гость ресторанов и кафе, но после того случая-предупреждения я перестал туда ходить вообще.

— Один в один ситуация с Захарченко...

— Есть много доказанных эпизодов с участием украинских спецслужб. Поэтому мое твердое убеждение: убийство Александра Захарченко — дело рук именно украинских спецслужб. И та сумятица, тот политический кризис, который чуть было не возник в ДНР, — свидетельство того, что никто из власть предержащих в Донецке не мог иметь к этому отношения. А кривотолки я бы оставил в стороне.

— Спецслужбы Украины чуть ли не соревнуются, вербуя агентуру в ЛДНР, готовя диверсантов и устраивая теракты.

— СБУ, Силы специальных операций, Главное управление разведки Министерства обороны — эти структуры системно работают, вербуют людей. Здесь, в Донбассе, действительно ведется агентурная работа, действуют диверсанты. Работают очень серьезно.

— Поясните, о чем речь?

— Каждый, кто является лидером общественного мнения, армейским или политическим чиновником, — буквально каждый может стать их жертвой. Я не запугиваю, но это факт. Сколько наших полегло… Мы очень много соратников похоронили, наших друзей, с которыми были плечом к плечу. Поэтому все это — не пустой звук.

Планы Киева провалились

— В Киеве открыто называли Захарченко первым в списке на ликвидацию. Но главной целью, очевидно, была дестабилизация ситуации, о которой вы говорите?

— Киеву удалась лишь попытка дестабилизации. Действительно, мы оказались перед угрозой политического кризиса в республике. Слава богу, что его удалось преодолеть безболезненно, быстро и единодушно.

— В ДНР создана вертикаль власти. Захарченко подчинялись силовые подразделения ведомств, и они могли в одночасье рухнуть. Видимо, на этом и строился расчет Киева?

— Не буду рассуждать о «вертикалях» и «империях», но, действительно, «группа Захарченко» была у власти, и вместе с его гибелью работа многих ведомств и министерств могла была парализована. На сегодняшний день мы имеем новый кабинет министров. Хорошо, что это произошло без дальнейших встрясок. Политический кризис, связанный со смертью Захарченко, земля ему пухом, преодолен. Республика дальше идет к победе.

— Что вы ожидаете от предстоящих выборов?

— Я ожидаю, что народ Донбасса выберет свое будущее. Можете считать меня идеалистом, наивным человеком, но я верю, что народ Донбасса именно на выборах решает свою судьбу. Каждый голос важен. Я хочу, чтобы эта избирательная кампания прошла цивилизованно, была борьбой идей, состязанием личностей, которые предлагают Донбассу свою программу, свое представление о будущем. Чтобы это не превращалось в подковерные интриги и поливание друг друга грязью.

— То есть в современную демократию...

— Здесь нужна цивилизованная демократия. Мы должны показать всему миру, что эти выборы — настоящие, а не фикция, где кто-то кого-то назначил и все предопределено. Нет, это не так, и мировая история знает тому много свидетельств. Поэтому народ Донбасса должен прийти и выбрать свою судьбу.

— Вы объявили об участии в выборах, и в СМИ уже пошел поток негативной информации. Как вы это оцениваете?

— Это нормально. Знаете, когда вы публичная фигура, то находитесь под пристальным вниманием. Каждому интересно заглянуть, покопаться, поискать скелеты в шкафу. Но каких-то скелетов в шкафу, которые нельзя показать, у меня нет. Какие-то инсинуации украинского происхождения, которые начинают всплывать, — это тоже ложь. Думаю, народ разберется в этом.

— Как вы собираетесь вести кампанию?

— Честно и открыто. Буду бороться идеями, программой. Она уже написана, скоро мы ее презентуем всему Донбассу. Мы опубликуем ее и дадим в руки каждому избирателю. И пусть избиратель думает. Судьбу и будущее Донбасса может решить только его народ и только на выборах, точка.

— Но в 2014 году путем манипуляций вас же не допустили до выборов?

— Можно так сказать. Там был инцидент на дороге. Я писал о нем в своей книге. Я не смог принять участие в выборах, это правда.

— Как сделать так, чтобы подобные ситуации не повторились в этом году?

— Мы сейчас не в 2014 году. Все гораздо спокойнее. Каких-то очагов военных действий нет, прорывов тоже. Да, есть постоянная угроза со стороны Украины, но я еще раз повторю, что всему цивилизованному человечеству мы должны показывать: ДНР и ЛНР — это выбор народа Донбасса, а не геополитические игрушки каких-то игроков. Да, у нас есть поддержка нашего большого соседа, куда мы стремимся, но и этот путь в Россию, начатый весной 2014 года, — выбор народа Донбасса. Это наша цель, мы всегда должны держать ее перед собой. И этот выбор люди должны закрепить на выборах 11 ноября этого года.

Нам важно признание России

— Как голосование повлияет на взаимоотношения с Киевом, если учесть, что Украина не признает выборы на территории Донбасса?

— Давайте не будет спешить с оценками. Пройдут выборы, будем смотреть, кто признает, а кто нет. А может, признают? Нам-то важно, чтобы наши выборы признала Россия — и легитимизировала наши государства. Ведь их самопровозглашение было демократической процедурой: состоялся референдум, на котором более 90% жителей высказались за независимость ДНР и ЛНР. И этот выбор мы защищали, омыли своей кровью, потеряли близких. Мы получили тысячи уничтоженных жилищ, сотни разрушенных объектов инфраструктуры. Мы заплатили за этот выбор. Давайте этот выбор защищать и дальше.

— Представим на минуту, что вас избрали главой ДНР. Какими станут первые шаги Павла Губарева на этом посту?

— Шагов много, но для начала я назову три тактических. Пусть кому-то они покажутся мелкими, но мне они представляются важными. Первый шаг — принятие закона об участниках боевых действий. Это касается не только людей, которые защищают республику, но и тех, кто погиб. Наши люди гибнут с 2014 года, когда не было ни единых документов, ни единого реестра.

— Что предлагается делать?

— Приведу пример. Один человек погиб в Славянске от трех пулевых попаданий из крупнокалиберного пулемета. Есть свидетели того, что он погиб. Но из-за отсутствия справки о смерти его жена, оставшись с ребенком на руках, не может получить льготы, которые ей положены. Есть десятки случаев, когда люди воевали вне подразделений корпуса, внутренних войск, например бойцы бригады «Восток». Они очень долго сохраняли независимость, были вне, скажем так, официальных структур. Там тоже погибали люди, получали ранения и увечья. И это тоже участники боевых действий. И таких подразделений немало.

— Неужели за четыре года этой необъявленной войны статус людей с оружием в ДНР так и не определен?

— Справедливости ради скажу, что этот закон я написал еще в 2014 году. Мои друзья-депутаты пытались его продвигать, а некоторые люди ему препятствовали. И допрепятствовались до того, что в ЛНР этот закон есть, а в ДНР — нет.

— Каков же второй тактический шаг?

— Второе, что я сделал бы из быстрых шагов, — провел бы комплексную проверку по принятым решениям по уголовным делам, а также тем, по которым еще не вынесены решения суда. У нас много людей, которые бездоказательно, безосновательно находятся в местах лишения свободы по произволу или ошибке.

— О каких случаях идет речь?

— Ошибки были допущены в военных условиях или во время разоружения незаконных вооруженных формирований. Да, много виновных сидит, но есть и невиновные. Все это мы должны тщательно и комплексно изучить и расследовать. Думаю, что речь может идти и об отмене приговоров, о смягчении наказаний и даже об амнистии. Потому что невиновных — если не тысячи, то сотни точно. Я сидел в тюрьме, я знаю, как это тяжело.

— В Донецке бизнесу приходится несладко из-за налогов и поборов. Как изменить ситуацию и дать людям возможность заработать?

— Следующее — это как раз реальные шаги по улучшению бизнес-климата. Это связано с налогами в республике. Нужно упростить налоговую систему, создать механизмы, когда произвол чиновников будет ограничен правовой системой. Мы подготовили реформу правовой системы, где будут и рабочая адвокатура, и рабочая прокуратура.

Надежд на Украину не осталось

— Помимо вас, стало известно о намерении участвовать в выборах Дениса Пушилина и Александра Ходаковского. Как вы оцените шансы обоих кандидатов?

— Денис Пушилин — без преувеличения, талантливый политик. Буду честен, я его даже недооценил. Александра Ходаковского — я впервые это говорю на публику — я знаю с 2003 года. У нас было знакомство с ним. Правда, все последующие годы мы не поддерживали отношения. Это военный человек, внесший свой вклад в обороноспособность республики. Он создал батальон, а потом и бригаду «Восток», которая выполняла боевые задачи. Я желаю всем своим оппонентам успехов. Всем нам желаю честной конкуренции, все должно пройти цивилизованно.

— В будущем году грядут выборы на Украине. Как они могут повлиять на будущее Донбасса?

— Это очень далеко — май будущего года. И я не вижу там кандидата, который мог бы гарантировать какие-то подвижки по войне в Донбассе. Нет того, кто мог бы стать если не союзником, то хотя бы миротворцем в этом положении. Я вижу лидера рейтингов Анатолия Гриценко, вижу Порошенко, Тимошенко, Садового. И ни один из них не является даже условно пророссийским кандидатом. Да, есть Вилкул, Бойко, но их рейтинги настолько ничтожны, что рассчитывать на победу вряд ли приходится.

— Как остановить гражданский конфликт в Донбассе, если все зависло на стадии минских соглашений? Войны вроде бы и нет, а люди погибают чуть ли ни каждый день?

— Это один из тех вопросов, которые решаются не в ЛДНР, а на международных переговорных площадках. Я считаю, что нужно всей мощью, которую только можно создать здесь, пытаться влиять на этот вопрос. Если бы возможность развязки этого конфликта была только военной, то, наверное, она уже давно бы случилась. Но большого кровопролития никто не желает, потому что это будет кровопролитие с двух сторон. Мне кажется, это негативный сценарий для всех.

— А есть ли альтернатива?

— Кровь нежелательна, но политического урегулирования конфликта пока не просматривается. Я думаю, что нужно жить, сохранять обороноспособность и ждать удобного международного геополитического момента. Русская весна случилась именно в такой момент. Благодаря нему мы сумели собрать силы, и Крым стал Россией, а Донбасс стал независимым. Вот и теперь нам надо держать перед собой цель и ждать того момента, когда мы сможем сделать к ней еще один большой шаг.

Автор: Юрий Котенок

Тип статьи:
Авторская
116

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!