В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Октябрь, 2019
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
   

Военная контрразведкиа

фотография:
Военная контрразведкиа

«Особистов» не было в России в Первую мировую войну, которая была проиграна накануне победы. Но именно «особисты» спасли страну после разгрома 1941 года, когда у солдат было куда больше претензий к власти.

19 декабря в России отмечается День военной контрразведки. В этот день в 1918 году в Красной армии появилась эта, на первый взгляд, незаметная, мало того, кому-то кажущаяся оскорбительной, однако на самом деле важнейшая структура. В роли «особистов» выступали чекисты. Вместе со вступившими в Красную армию по различным причинам бывшими царскими офицерами им удалось превратить расхристанный и разложившийся революционный сброд, банды мародёров и шкурников в военной форме в настоящую, боеспособную регулярную армию, без которой не может существовать страна. Эту перемену честно отметил в своих мемуарах лучший белый военачальник, генерал Врангель — на Перекопе в 1920 году он воевал совсем с другой армией, чем ещё совсем недавно на Северном Кавказе.

За время своего существования данная служба, делающая армию прозрачной для власти и самой себя, помогающая прежде всего самому командованию оперативно и вовремя устранять выявляемые недостатки, несколько раз меняла своё название. Однако с 1918 года основные аспекты, касающиеся особенностей комплектования военной контрразведки, комплекса решаемых ею задач, остались неизменными. Последние даже расширились.

Спасли армию от развала

«Звёздным часом» военной контрразведки стала Великая Отечественная война. Благодаря неумной политике Сталина, она началась с того, чем закончилась Первая мировая война: почти всеобщей деморализацией, благодаря которой немцам и удавалось одерживать в 1941 году свои громкие победы. Однако на рубеже 1941-1942 годов это настроение сменилось народным ожесточением, потом — народным подъёмом, который и привёл к Победе. Однако для этого стране и её армии нужно было выдержать начальный период войны, компенсировать потери, научиться воевать лучше немцев, преодолеть собственное несовершенство — там, где оно было.

Укомплектованные чекистами особые отделы, имевшиеся во всех частях Красной армии, ВВС и на флоте, сыграли в этом особую роль: трусы, паникёры, диверсанты и вражеские шпионы наносили стране и её армии больший ущерб, чем немецкие танковые дивизии и воздушные флоты. С ними «особисты», участвовавшие вместе со всеми Вооружёнными силами в «большой войне», вели и свою собственную «профессиональную» войну. Во многом благодаря им и применявшимся ими жёстким методам Красная армия, уступавшая немцам в боевом искусстве и не слишком желавшая воевать за замордовавший страну режим, не развалилась в 1941 году.

«СМЕРШ» — это сила

19 апреля 1943 года военная контрразведка получила название «СМЕРШ» («Смерть шпионам»). Средний срок жизни на войне его оперативников составлял пару месяцев, «Героев Советского Союза» за их работу давали редко и только посмертно. Некоторые армейские чекисты, особенно стеснявшиеся выполнявшихся ими надзорных функций, проявляли смелость и героизм на поле боя, чтобы доказать всем, что они такие же офицеры, как и другие. Тут можно привести сотни, тысячи фамилий.

В годы Великой Отечественной войны «СМЕРШ» возглавлял генерал-полковник Виктор Абакумов

Конечно, люди есть люди, поэтому и среди «особистов», несмотря на строгий и тщательный отбор, попадались недостойные личности, интриганы и карьеристы, а то и трусы, отсиживавшиеся в тылах, но они составляли меньшинство. Они были скорее такими, какими предстают со страниц бессмертного романа Владимира Богомолова «Момент истины».

Сотрудниками «СМЕРША» за годы войны были обезврежены около 40 тысяч вражеских шпионов и диверсантов, разоблачены тысячи предателей, работавших на врага или готовившихся перейти на его сторону, выявлены десятки тысяч дезертиров. Их наказание было суровым, по законам военного времени. «СМЕРШ» провёл около двух сотен радиоигр с немцами, заманив в ловушку свыше 400 кадровых сотрудников и гитлеровских агентов, захватил десятки тонн опасных грузов. «Фильтрация» военнопленных и перемещённых лиц позволила выявить пытавшихся скрыться от возмездия многочисленных карателей и коллаборационистов.

На боевом посту

Сегодня военная контрразведка является частью единой системы органов Федеральной службы безопасности России. У её сотрудников-«особистов» много работы и в мирное время, особенно в горячих точках. Они предотвращают теракты, пресекают шпионскую деятельность зарубежных спецслужб, стоят на защите государственной тайны, вместе с военной прокуратурой и другими госорганами ведут борьбу с организованной преступностью, коррупцией, наркотрафиком, контрабандой оружия.

Как сообщил в интервью ТАСС руководитель Департамента военной контрразведки ФСБ России, генерал-полковник Николай Юрьев, только за последние пять лет органами безопасности в войсках предотвращены четыре террористических акта и шесть преступлений террористической направленности, пресечена деятельность 25 террористических и экстремистских группировок.

Кроме того, «из незаконного оборота изъято более двух тысяч единиц огнестрельного оружия и около двух миллионов боеприпасов, 377 самодельных взрывных устройств, более 32 тонн взрывчатых веществ». Помимо этого, «в 19 регионах России, в том числе в Москве и Санкт-Петербурге, вскрыты и пресечены преступления коррупционной направленности, связанные с призывом граждан на военную службу». Отличились «особисты» и в Сирии: девять военных контрразведчиков награждены за обеспечение безопасности базы ВКС Хмеймим. Мало того, получаемая ими информация «используется командованием при принятии решений о проведении специальных и войсковых операций».

Разные мнения

Несмотря на это, у части общества бытует мнение, что «особисты» — это, дескать, не настоящие боевые офицеры. «Погуглив» в Интернете, можно наткнуться на такие суждения:

ГРУ — настоящие разведчики, а особисты — типа наушников, подглядывальщиков, вынюхивателей… ГРУ — это офицеры, а особисты — жандармы: любое дело перевернут так, как выгодно им. Их либо не любят, либо относятся с осторожностью.

Руководитель Департамента военной контрразведки ФСБ России,генерал-полковник Николай Юрьев

Есть в Сети и другие мнения:

Всё от человека зависит. Если особист, чекист — нормальный мужик, то и будет выполнять свою работу достойно… А служба нужная, и грязь не в ней, а в тех, кого они «оперативно обеспечивают». Особист не обладает правом «резать» вам карьеру, как-то вас наказывать и пр. Особые отделы могут только рекомендовать, принятие решения всегда зависит от командования.

Все эти оценки принадлежат военным, среди которых есть и те, кому «насолили» «особисты», и ведь наверняка в большинстве случаев за дело, а есть и немало тех, кому они помогли избежать неприятностей, за что им искренне благодарны. Причём эффективность их работы высоко оценивают все. Встреченные автором этих строк по жизни «особисты» также произвели самое лучшее впечатление, особенно своими умом и интеллектом.

Кто прав?

Между тем сам спор о том, нужны ли в армии «особисты», является беспредметным, потому что он уже был разрешён самой жизнью, причём в самой трагической форме. Перед Первой мировой войной представители «шестой колонны», втягивавшие в неё Россию, чтобы в ходе мировой бойни и в условиях недовольства народа избавиться от самодержавия, убедили Николая II ликвидировать в русской армии «особые отделы» — связанных с полицией и жандармами осведомителей. В ходе Первой русской революции (1905-1907 гг.) именно они позволили не допустить революционного разложения армии, которая, за единичными исключениями, осталась верна царской власти и спасла Россию. Несмотря на многочисленные попытки финансируемых врагами России революционеров раскачать ситуацию, осведомители обеспечивали здоровое состояние армии вплоть до 1913 года, когда «особые отделы» были ликвидированы.

Данное самоубийственное решение царя, который в русских традициях презирал «шпионство» и «доносительство» и доверился сознательно подставлявшему его главе политической полиции Владимиру Джунковскому (будущий советник основателя ЧК Феликса Дзержинского), развязало руки «профессиональным революционерам» для антигосударственной агитации в армии. Оно также позволило думским верхам, наивным, вставшим на путь предательства генералам, либеральствующей высшей аристократии и буржуазии, иностранным спецслужбам без лишних помех готовить военный переворот, которым, собственно, и стала Февральская революция 1917 года — бунт петроградского гарнизона. В том году должна была завершиться Первая мировая война победой России. Вместо этого наша страна рухнула в пропасть, из которой не может выбраться до сих пор.

Поэтому «особисты», может быть, даже больше, чем другие офицеры, нужны России, которая очередного развала теперь уже точно не переживёт. Пожелаем же этим людям удачи в их до сих пор не понимаемой многими деятельности.

Латышев Сергей

Тип статьи:
Авторская
466

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!