В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Сентябрь, 2019
ПнВтСрЧтПтСбВс
      
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
      

Сомнительная кампания: Чего ждать от Украины в наступившем году

фотография:
Сомнительная кампания: Чего ждать от Украины в наступившем году

2019 год на Украине пройдет под знаком двойных выборов: в марте должны пройти президентские, а в октябре — парламентские. Именно избирательный процесс будет во многом определять логику как внутриполитических баталий, так и внешней политики официального Киева. И без того непростая ситуация осложняется тем, что ради победы на выборах администрация президента Петра Порошенко готова в ближайшее время принять ряд резонансных решений с непредсказуемыми последствиями. Из каких главных моментов будет складываться политика соседней страны в том году?

Больше, больше хаоса!

В настоящий момент на Украине на низком старте стоит полсотни кандидатов в президенты: в январе официально стартовала избирательная кампания. Она будет короткой, продлится всего три месяца. Учитывая, что первый месяц приходится на праздничный январь, кандидатам придется работать в максимально возможном темпе.

Однако в пылу президентской борьбы даже на Украине не все помнят, что выбирать в 2019 году предстоит еще и парламент. Очередные выборы в Верховную раду запланированы на октябрь. Здесь надо отметить, что Украина долгое время была президентской республикой, поэтому и сами президентские выборы, и фигура президента до сих пор традиционно расцениваются как более важная составляющая государственной власти, чем Верховная Рада и выборы ее депутатов. Хотя на самом деле де-юре сегодня Украина — парламентско-президентская республика и формально главный человек в стране — премьер-министр, а не президент. Поэтому для внутриполитических раскладов парламентские выборы даже важнее президентских, и очень многие из кандидатов якобы президентской гонки на самом деле на первые выборы не рассчитывают, но пытаются уже сейчас набирать очки для парламентских выборов.

Кто бы ни победил на президентских выборах, для того чтобы полноценно управлять страной, ему надо будет по итогам парламентских выборов сформировать крупную фракцию в раде (то есть влиять на решения парламентского большинства) и контролировать Совет нацбезопасности и обороны — орган, значение которого украинские политики долгое время недооценивали, но после государственного переворота в 2014 году он вышел на первый план.

Между тем уже сейчас сложилась ситуация, при которой Порошенко вместе с президентском постом может лишиться и контроля над Верховной радой. Сейчас его партия «Блок Петра Порошенко» даже не в тройке лидеров симпатий украинцев. К тому же, что еще более важно, ни с кем из этой тройки у Порошенко не складывается союза. После парламентских выборов 2014 года Порошенко фактически поделил страну с лидером «Народного фронта» Арсением Яценюком.

Сейчас каждая партия из тройки лидеров идет на выборы с критикой президента и его политического объединения. Есть и более веские причины для взаимной нелюбви. Юлия Тимошенко — злейший враг Порошенко еще с 2005 года (тогда борьба за распределение полномочий закончилась тем, что президент Ющенко отправил в отставку обоих через считанные месяцы после завершения «оранжевой» революции). Лидер партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Юрий Бойко в союзники действующего президента пойти не сможет по идеологическим причинам. Наконец, лидер гипотетической партии «Слуга народа» Владимир Зеленский — это и вовсе кривое зеркало Порошенко: шоумен регулярно исполняет роль президента и в комедийном сериале и в шоу «Вечерний квартал». Так что даже если украинский лидер сумеет удержаться в должности главы государства еще на один срок, ему предстоит работать как минимум с двумя крупными оппозиционными партиями.

Хорошие же новости в том, что именно Порошенко, несмотря на низкие рейтинги в социологических опросах, пока что выглядит наиболее вероятным победителем президентских выборов. На это указывает сразу ряд обстоятельств.

Во-первых, посольство США фактически помогло Порошенко сформировать новый состав Центральной избирательной комиссии, большинство членов которого оказались лояльными действующему президенту. Это во многом нивелирует для него проблему первого тура: переиграть находящегося сегодня на втором месте рейтингов Зеленского он сможет небольшой подтасовкой. Не секрет, что у любого действующего президента Украины есть небольшая фора: военнослужащие всегда голосуют за него.

Во-вторых, МВФ в конце 2018 года подписал с Украиной новую программу сотрудничества и уже даже принял позитивное решение по выделению Украине первого транша в рамках новой программы ($1,4 млрд). Причtм случилось это на фоне закрытия предыдущей программы сотрудничества (из-за ее систематического невыполнения), попыток Украины уйти от повышения тарифа на газ для населения, а также объявления частичного военного положения. И плюс сами выборы — прежде МВФ не выделял кредитов до окончания выборов, таким было неписаное правило фонда. В другое время любой из этих причин хватило бы, чтобы отказать Украине в деньгах. А тут не отказали.

В-третьих, в бюджете Пентагона на будущий год уже предусмотрено $250 млн военной помощи Украине (раньше было существенно меньше) и еще несколько пряников масштабом поменьше.

Впрочем, пикантность ситуации в том, что если на президентских выборах победит всё же Юлия Тимошенко, то и она вряд ли получит лояльный парламент. Собственно, это касается и других возможных претендентов на победу, так что война по линии «президент-парламент» станет одном из главных маркеров 2019 года.

Религиозная война

6 января в Стамбуле состоится показательная церемония вручения новосозданной «Православной церкви Украины» (как ее назвал президент России Владимир Путин, «объединенной раскольнической церкви стамбульского прихода») томоса (документа об автокефалии). Нет сомнения, что после этого на Украине резко обострятся конфликты на религиозной почве. Пока епископат канонической УПЦ держится стойко, но уже сейчас отдельные храмы силой захватывают представители националистических партий и группировок.

В любом случае после президентских выборов изменения общего курса ждать не приходится. Практически все главные кандидаты, имеющие шансы на победу, настроены благожелательно по отношению к «стамбульскому приходу».

После получения раскольнической церковью томоса от Варфоломея могут «вскрыться» и некоторые епископы канонической УПЦ, которые также в целом лояльно относятся к идее полной независимости от Москвы. Скажем, есть пример епископа Черкасского Софрония, который весь 2018 год считался едва ли не первым кандидатом на переход, однако отказался участвовать в «объединительном соборе» из-за внутренних разногласий в кругу раскольников. При достижении некоторой критической точки таких переходов неизбежно возникнет вопрос принадлежности Киево-Печерской и Почаевской лавр. Так что для православных Украины 2019 год будет весьма непростым.

Языковое гетто

Еще одним событием 2019 года для Украины будет новый закон «О государственном языке» — еще не принятый, но практически готовый. Депутаты из парламентской коалиции трудились над ним весь год, что неудивительно, ведь выборный слоган Порошенко — «Армия, вера, мова» и как раз последний козырь действующий президент приберегал до последнего. В СМИ, и в экспертной среде у документа, разработанного лагерем Порошенко, есть второе название — «закон о тотальной украинизации».

Не будем еще раз перечислять ограничения, налагаемые на сферы образования и культуры, — тут новый закон просто фактически дублирует уже существующие нормы. Зато он гораздо более глубоко проникает в сферу частной жизни. Так, документ предписывает обязательное использование украинского языка в сфере услуг. Предприятия всех форм собственности будут обязаны общаться с клиентами исключительно на украинском языке. И даже интернет не станет исключением. Скажем, интернет-СМИ и интернет-магазины будут обязаны не просто иметь украиноязычную версию — она должна будет загружаться по умолчанию. Издание печатных СМИ на русском языке допускается только в случае наличия украиноязычной версии с тем же тиражом.

Забавно, что в первоначальной редакции эта норма распространялась и на другие языки, но после жалоб нескольких англоязычных СМИ для языков ЕС сделали послабление. Вообще этот законопроект может войти в историю законотворчества Украины — на этапе доработки в него внесли более 2 тыс. правок.

Наконец, следить за исполнением закона будет специальная Национальная комиссия по стандартам украинского языка (будет образована после принятия закона) и Уполномоченный по защите украинского языка. Не соблюдаешь закон — получишь штраф 850 гривен (2150 рублей) арест до шести месяцев или лишение свободы до трех лет (для частных лиц); штраф от 3,4 тыс. гривен (865 тыс. российских рублей) и выше для госслужащих, а также для учителей, медиков и работников сферы культуры. Помогать уполномоченному следить за исполнением закона должны были специальные «языковые инспекторы», но депутаты говорят, что из финальной редакции эту норму убрали. Хотя стоит подождать окончательной версии для голосования — с украинскими законами бывает по-разному.

Дело в том, что языковые инспекторы — это давняя традиция, с них украинизация начиналась в далеких 90-х годах прошлого веках. Правда, тогда это было исключительно самодеятельностью местных советов, а занимались этим полоумные энтузиасты. Никаких реальных полномочий у них не было, поэтому в ответ на требование писать ценники и названия товаров по-украински торговцы на рынках обычно таких инспекторов просто посылали. И вот теперь у последних появится шанс отомстить.

Ожидается, что закон примут уже в январе-феврале. По сути он лишь называется законом о государственном языке, а на самом деле всячески ограничивает сферу использования русского языка, и серьезно урежет в правах русскоязычных украинцев, которых уже в этом году смогут штрафовать и даже сажать в тюрьмы за языковые провинности.

Будет ли обострение в Донбассе/на Азове?

О возможности сценария эскалации военных действий со стороны Украины говорят почти постоянно, но в ноябре-декабре 2018 года на эту тему рассуждали особенно много. И неудивительно, учитывая недавнюю провокацию Киева в Керченском проливе. На сегодняшний день утверждать что-то насчет военного сценария однозначно довольно сложно. Очень многое зависит от хода избирательной кампании, а в целом ситуация сводится к одному вопросу: попробует ли Петр Порошенко повторить судьбу Михаила Саакашвили образца 2008 года. Ситуация в Абхазии и Южной Осетии и в Донбассе во многом похожа. С той лишь разницей, что в первом случае Россия действительно была стороной конфликта — в Южной Осетии находились российские миротворцы. Результат до сих пор памятен: ещё немного и российские войска взяли бы Тбилиси, а расследования ЕК дважды однозначно указали, что виновницей войны является Грузия.

Сегодня из высшего руководства Украины эскалацией конфликта грозит разве что секретарь СНБО Александр Турчинов. Да и то он говорит больше об очередной попытке преодолеть сопротивление российского флота и ввести корабли ВМС Украины в Азовское море (прихватив, возможно несколько кораблей стран НАТО).

Между тем тот факт, что Турчинов примерно 15 лет был правой рукой Юлии Тимошенко и руководил ее штабами на всех избирательных кампаниях, заставляет предположить, что всё это — предвыборный пиар Порошенко (нового руководителя Турчинова). Тем более что основная цель уже достигнута: население «угрозой с Востока» напугали, антироссийские настроения подогрели — штабу Порошенко уже плюс. И до последнего за действующим президентом остается вариант перенести или даже отменить президентские выборы — для этого ему достаточно дать команду обеспечить боевое обострение в Донбассе. Недавнее введение в стране военного положения четко показало, что главнокомандующего не смутят даже неизбежные в случае обострения многочисленные человеческие жертвы.

Экономика и долги

Жизнь взаймы не принесла Украине ничего хорошего: в 2019 году ей придется вернуть кредиторам беспрецедентные 40% доходной части бюджета, то есть почти 418 млрд гривен (около $15 млрд). Из них $6 млрд уйдут внешним кредиторам. Для сравнения: даже если Украина в 2019 году получит сразу $3,9 млрд от МВФ, $1 млрд от Всемирного банка и еще €0,5 млрд от Еврокомиссии (это самый оптимистический сценарий кредитной поддержки со стороны Запада), эта сумма всё равно будет меньше выплат — всего около $5,5 млрд.

Между тем стоимость нефти и укрепление курса гривны должны бы внушать правительству опасения. С одной стороны, Киеву выгодно падение цен на нефть — меньше придётся потратить на импорт углеводородов, сальдо торгового баланса чуть выровняется. С другой же, 2018 год ясно показал, как сильно украинский бюджет зависит от девальвации гривны: чем дороже стоит доллар, тем больше доходов от налогообложения импорта. В этом году относительная стабильность курса в первом полугодии уже заставила правительство поволноваться: впервые за долгое время нечем было платить пенсии (задержки достигали нескольких недель и едва не привели к масштабным пенсионным бунтам), а дефицит выполнения бюджета в январе-октябре достиг 6,17 млрд гривен. По итогам года будет больше: от одной только приватизации планировали получить 21 млрд гривен, а план выполнен всего на 2% (недостаток хотят покрыть кредитом). Нечего и говорить, что в год выборов такие проблемы аукнутся действующей власти самыми неприятными последствиями.

Кстати, о приватизации. План на будущий год уменьшили (17,1 млрд гривен), но выполнять его легче не станет. На продажу хотят выставить всё те же объекты, которые не смогли продать в прошлом, 2018. Только сейчас м они станут на год старше и будут более отягощены долгами. Кроме того, у инвесторов стало уже доброй традицией не делать серьезных вложений на Украине в год выборов. Скажем, в 2014 году Фонду госимущества удалось наторговать смешные 467 млн гривен. Все это неизбежно скажется на состоянии госбюджета Украины — то есть выплатах медикам, учителям и прочим зависимым от государства гражданам. Для них хороших новостей в этом году точно не предвидится.

Конец газового контракта

2019 год примечателен для Украины не только выборами — завершается важный этап ее новейшей истории. Речь о газовом контракте, подписанном Юлией Тимошенко в январе 2009 года. Правда, в настоящее время Стокгольмский арбитраж рассматривает иск «Газпрома», в котором тот просит аннулировать контракт, однако он вряд ли успеет вынести решение в течение года. Контракт важен тем, что устанавливает не только формулу для оплаты газа (Украина ее оспаривает), но и стоимость транзита российского газа по ГТС Украины. Теоретически все это означает возможность заключения в этом году нового соглашения между «Газпромом» и «Нафтогазом». Но готовить такой контракт необходимо заранее.

На практике этот процесс опять будет увязан с выборами. Руководство «Нафтогаза», если и сменится, то не раньше парламентских выборов (конец октября 2019 года). После них члены коалиции всегда делят посты в правительстве и должности в руководстве самых значимых госкомпаний. Пускай на создание коалиции и дележку уйдет ноябрь — всё равно времени для подготовки нового контракта не остаётся. Не говоря уж о том, что мешает этому не только фигура нынешнего главы компании Андрея Коболева, но и иски, находящиеся в рассмотрении Стокгольмского арбитража — а поданы они не только со стороны «Газпрома». Это означает, что Украина в 2019-м, а скорее, и в 2020 году продолжит получать газ по схеме так называемого виртуального реверса — российское топливо, купленное у европейских трейдеров с наценкой.

Но если с поставками газа проблем не предвидится, но для работы ГТС Украины в нынешнем формате этот год, похоже, будет завершающим. Без контракта с Россией и при наличии обходных трубопроводов украинскую трубу ожидает печальная участь. Лучший из возможных вариантов — если в 2019 году американские или европейские инвесторы заберут ГТС Украины в свое управление и будут договариваться с Россией о некоторых объемах транзита самостоятельно, без участия официального Киева.

Николай Подгорный

Тип статьи:
Авторская
388

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!