В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Декабрь, 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
     
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
      

Комментарии

Помнить надо всем, правильно
ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ИНТЕРВЬЮ

Здравствуйте, друзья!
По реакции, последовавшей на мои интервью (или на мой рассказ о событиях 2015 года) я вижу, что народ нашей Республики нуждается в правде, нуждается в очищении своей земли от разного рода мразей, воспользовавшихся тяжелым временем и клещами вцепившихся в народ и запятнавших своим беспределом правое дело, за которое мы все как один встали на защиту в 2014-м и за которое отдали жизни так много наших с вами братьев и сестер! Спасибо вам за это!

Итак, продолжу
Задержанных доставили на базу ЦСО МГБ по улице Светлого Пути,3, которая располагалась на территории бывшего завода «Изоляция». Как вы понимаете, строения завода не были приспособлены для использования их в качестве тюремных помещений, поэтому задержанных казаков просто как скот загнали в подвальное помещение, представляющее собой две бетонные, смежные глухие комнаты общей площадью не более 150-и квадратных метров.

А теперь попробуйте только представить себе, что три с половиной сотни человек содержались на такой квадратуре! Одновременно всем невозможно было даже сесть. Небольшая часть могла лежать (на бетонном полу), часть сидеть, а основная масса казаков вынуждена была стоять. Повернуться лежащие на боку люди могли только все вместе. Знакомая картина? Да, именно такое вы наверняка видели в фильмах о нацистских концлагерях.

Первое время задержанных не то, что не кормили, а не давали даже воды. Затем дали две бочки с водой, одну из которых, после опорожнения, стали использовать под оправление естественных надобностей. При этом, в нарушение всех норм, в подвале находились лица обоих полов, раненые, пожилые. Воздух в помещение поступал только через щели в люке потолка, который являлся входом в подвал. Из-за отсутствия вентиляции дышать было тяжело, образовывавшийся от дыхания сотен людей конденсат непрерывно капал с потолка и стекал по стенам. Многие теряли сознание, у нескольких казаков, в возрасте, случились инфаркты.

Однако, медицинскую помощь сотрудники МГБ не оказывали, скорую помощь вызывать отказывались. Тех, кому было очень плохо, просто поднимали из подвала и переводили в административное здание, где содержали в приспособленном под камеру помещении заводской кассы вместе с изолированными от своих подчиненных основными командирами «КСОВД» и вольнонаёмными женщинами — поварами, которых также лишили свободы и … внимание … с известным пленным украинским комбатом «киборгов» Олегом Кузьминых. Интересное соседство, не правда ли? Подумайте, для чего это было сделано. Если не догадаетесь я вам позднее подскажу.

А 6 мая на «Изоляцию» привезли ещё десять казаков о которых я говорил ранее, которых сразу после задержания доставили в УБОП. Все они были избиты, причем двое могли передвигаться только с посторонней помощью, а одного и вовсе транспортировали на носилках. У этих троих были сильнейшие ушибы, переломы рёбер. Их также поместили в вышеуказанную камеру в админздании, количество задержанных в которой достигло 20-и человек на площади 13 квадратных метров. Естественно, что как бывшая касса она не была оборудована ни туалетом, ни даже умывальником. По нужде задержанных выводили только утром и вечером, в остальное время для оправления естественных надобностей заставляли пользоваться пятилитровой бутылкой, как и в случае с подвалом игнорируя необходимость раздельного содержания мужчин и женщин. Питьевой водой служила ржавая жидкость, налитая в грязную пластиковую бутылку.

Первые несколько дней всех задержанных пытали голодом, затем дали галеты и конфеты (похищенные на казачьих же базах). Позднее организовали двухразовое питание, которое из наших же продуктов готовили незаконно удерживаемые вольнонаёмные повара. Так же стали на непродолжительное время выводить на улицу. При этом, никаких документов, дающих основания к задержанию казаков и их удержанию на базе МГБ ни предъявлено, ни оформлено не было, права задержанных не реализовывались. Об их местонахождении не было сообщено родным и близким, они не могли воспользоваться правовой и медицинской помощью. И весь этот беспредел происходил под данное «офицерское слово чести» силовиков.

Несмотря на то, что условия содержания, согласно всех международных норм сами по себе однозначно являлись пытками, этого «борцам с преступностью» было мало и они подвергли казаков пыткам в изощренной форме. В админздании «Изоляции», в бывшем медицинском кабинете ими была оборудована «пыточная» в которой задержанных пытали током (посредством ТАП и электрошокеров); душили – одевая на голову полиэтиленовые пакеты или противогаз и перекрывая доступ воздуха, а в противогаз ещё и задувая табачный дым; подвешивали посредством веревки, пропущенной через крюки в потолке «на дыбе»; били резиновыми палками и битой по туловищу и конечностям; наносили методичные удары наполненной водой пластиковой бутылкой по голове и я уже молчу за просто избиения руками и угрозами расправой над близкими. Был еще один вид пытки, — человека помещали в подсобку размером полтора на пол метра и забывали о нём, оставив без воды, еды и возможности справить нужду, в этом глухом помещении человек не мог даже вытянуться во весь рост, не мог понять какое время суток.

Людей из кассы уводили для дознания по одному – в дверь кассы вставлялся ключ и находящиеся внутри замирали от ужаса, кого заберут в этот раз, дверь открывалась называли позывной, человек делал шаг за дверь, ему на голову набрасывали пакет … происходящее с казаками далее нельзя назвать не то что законным, это даже не фашизм, это извращенный садизм над людьми, не являющимися «врагами» или преступниками, хотя и тогда эти действия не могут быть оправданы, а над людьми, которые защищали свою землю и тех же самых палачей – «тыловых героев» от укрофашистов.

Всеми этими зверствами занималась специально прибываюшая группа садистов из числа сотрудников МГБ. Свои истязательства они сопровождали моральными издевками и всякими страшилками по типу «Батю убили так что никакой помощи не ждите» или «на ваших базах выкопаны горы трупов, поэтому вы все уроды и мы можем с вами делать что нам заблагорассудится» и тому подобное, по их поведению было понятно, что пытки над людьми доставляют им удовольствие, но даже эти звери устали от своей круглосуточной «работы» и по прошествии нескольких дней стали говорить об этом своим жертвам. Действовала эта группа по указанию еще одного «выдающегося» республиканского героя Василия Евдокимова с позывным «Ленин». Сей хозяин жизни находившийся в очень нетрезвом состоянии, не поленился поздно вечером 9 мая лично проведать заключенных с тем чтобы … нет, не поздравить с Праздником Великой Победы, а рассказать о рождённых в его больном воображении новых пытках, которым будут подвергнуты задержанные!!! И при этом заметьте – Евдокимов ранее постоянно приезжал ко мне на базу, постоянно просил какой-нибудь помощи, в том числе и силовой поддержки и даже подарил казачеству трофейную БМП-1.

Ну а вопросы палачей ко всем были практически одинаковы:
— наличие компромата на руководство «КСОВД»,
— есть ли у казаков «схроны» с оружием,
— кто из силовиков ДНР сотрудничал с казаками (что интересно, когда казаки называли Евдокимова их били ещё сильней, рекомендуя «забыть» вообще о существовании такого «персонажа». При этом их совсем не интересовала любая негативная информация о «Ленине», хотя только одна его «спецоперация» по похищению фур фирмы – перевозчика «Деливери» чего стоит. Ну, время поговорить о Евдокимове и аналогичных ему персонажах ещё придёт, а пока о казаках.

Многих пытались заставить оговорить себя. А так же интересовались наличием у пытаемых материальных ценностей, движимого и недвижимого имущества.
А иногда просто били, без вопросов, за то, что казак, — мстя таким образом за свой испуг 30 апреля на Майской и за то, что казаки, в отличие от них, не прятались по тылам, а покрыли себя боевой славой на передовой!

Пыткам подвергли практически всех командиров «КСОВД», находившихся на «Изоляции», (некоторых пытали неоднократно, в том числе и одного командира – женщину) а также ещё несколько десятков казаков. Часть этих же людей периодически вывозили в здание УБОП, где их в свою очередь, так же изощренно пытали сотрудники полиции ДНР.

Не выдержав пыток некоторые оговаривали себя, что дало основание арестовать их и поместить в СИЗО. В противном случае, когда правоохранители имели четкое указание «закрыть», а добиться «оговора» не получалось, материалы просто фальсифицировались. Например, путём подбрасывания по месту жительства боеприпасов. Представляете, защитников Родины, находившихся с первых дней на острие борьбы с укрокарателями, арестовывали за несколько пачек патронов. Причём если даже отбросить тот факт, что их подкидывали, если бы даже кто-то сознательно держал дома боеприпасы, каким образом это могло повлечь уголовную ответственность бойца Республики??? Максимум дисциплинарное взыскание.

Забегая вперед скажу, что большинство наших казаков (не учитывая десять человек так называемой «Банды Юриста») были арестованы и осуждены за то, что у них было изъято оружие и боеприпасы. В основном, это были те, кто 5 мая по каким-либо причинам оказался за пределами баз (например, возвращался на ротацию) и узнав о непонятных событиях в отношении «КСОВД» до выяснения обстоятельств отправился домой. Несколько таких казаков задержали по месту жительства, изъяли у них оружие и арестовали, аргументируя это тем, что казаков разоружили и оружие надо было сдать. При этом не объясняя, каким образом боец мог знать что происходит – подразделения «КСОВД» на передовой продолжали воевать (разоружать их «тыловым воинам» смелости конечно же не хватило, да и такое «оголение» передовой Республика бы не выдержала), В СМИ каких-либо внятных разъяснений никто не дал, а боец «КСОВД» оружие не на улице нашёл, а получил его в своём подразделении под роспись, согласно всех правил и норм оформления и нёс за его сохранность персональную ответственность. В чём же здесь преступление???

Попытки создать видимость законности начались только после того, как казаки устроили акцию неповиновения. Когда их в очередной раз вывели из подвала для принятия пищи, они просто сели на землю и выдвинули требование встречи с представителями прокуратуры. В ответ на это приехали сотрудники правоохранительных органов которые стали оформлять протоколы задержания на срок до 30-и суток «задним числом», а также фотографировать казаков. А на «дворе» тогда уже было 12 мая, Республика впервые отметила День Победы, прошел парад, на котором торжественным маршем, должен был пройти и наш казачий расчёт – 50 человек отдельной коробкой, в казачьей форме. Люди готовились, тренировались.
На тех же, кто содержался в админздании, протоколы были составлены вообще после 20 мая. Какие-либо жалобы и заявления от задержанных не принимались. Правозащитники, медики также допущены не были.

Таким образом, несколько сотен человек незаконно были задержаны и удерживались правоохранителями ДНР в месте, не предназначенном для содержания арестованных и задержанных.

Ну и чтобы мы уже смогли перейти непосредственно к так называемой «Банде Юриста», дорасскажу о том, чем закончилось задержание казаков и удержание их на базе ЦСО МГБ ДНР по улице Светлого Пути,3.

Всё происходящее не могло не волновать, как родственников и близких задержанных, так и общественность, которыми постоянно проводились различные акции с целью освобождения казаков. Когда к середине мая эти акции стали принимать особо массовый характер — власти поняли, что это может привести к массовым беспорядкам и казаков начали небольшими партиями выпускать на свободу. При этом, с каждым освобождаемым проводились личные беседы представителями военкоматов ДНР с предложениями продолжить службу в армии на контрактной основе. Но как вы понимаете, после той «благодарности» которую оказали власти казачеству за все его предыдущие заслуги по защите Республики, желающих практически не было. Несколько наиболее интересующих правоохранителей человек были вывезены в ИВС, где на них были составлены протоколы на задержание до тридцати суток как на только что задержанных – нами фиксировались такие случаи вплоть до 18 мая (то есть нахождение таких лиц на базе ЦСО МГБ было утаено и в общий срок задержания не засчитано).

Максимально долго на свободу не выпускали тех, кто подвергся пыткам и избиениям, но в отношении которых не удалось сфальсифицировать уголовные дела. Это было связано с тем, что на их телах имелись видимые телесные повреждения и требовалось время для их заживления. А троих командиров «КСОВД» вообще удерживали на базе даже сверх месячного срока, причём если одного передержали неделю, второго около месяца, то третьего удерживали почти пять месяцев, заставив его за это время переписать на мучителей (а до войны он был довольно богатым человеком) имеющиеся у него в личной собственности гостиницу, квартиру и автомобиль «Тойота-Камри».

Вот такими оказались «слово» и офицерская честь у Вани Кондратова и силовиков ДНР.

Прибавьте ко всему вышесказанному, что большинству из задержанных не вернули ни личные документы, ни телефоны. Прикрываясь уголовным делом (постановление о возбуждении которого Байрачным от 30 апреля я ранее зачитывал) у многих по месту проживания и регистрации были проведены обыска. В их процессе незаконно, без внесения в протоколы, изымались (а фактически открыто похищались) автомобили, личные вещи и материальные ценности (оргтехника, драгоценности, деньги, документация, ценное имущество, одежда), принадлежащие членам «КСОВД», а также членам их семей.

Так у одного из бойцов, который до войны имел несколько строительных фирм были похищены: автомобили Ниссан Интерстар, БМВ 520 и Грейт Вол Хавал М2, а также 140 000 рублей, 24 000гривен, 500 долларов США, дорогие наручные часы и ряд иных, менее ценных, но дорогих хозяину вещей.

Ну, и как вы уже, наверное, догадались, все казачьи базы были подчистую разграблены.

Все, изложенные в моём сегодняшнем интервью факты – от пыток до мародёрства, нами были тщательным образом зафиксированы. За прошедшее после этого время наша доказательная база по преступлениям, совершенным в отношении «КСОВД» значительно увеличилась. К данному моменту нами установлено большинство лиц, принимавших в них активное участие, а также их пособники, местонахождение похищенного и многое другое.

Ну и в завершение сегодняшнего интервью, как «вишенку на торте» сообщу вам следующую информацию: уже на следующий день после задержания, к нескольким нашим бойцам по месту их регистрации пришли с обысками. Вроде бы ничего особенного, если не учитывать тот факт, что все они были зарегистрированы на территории, подконтрольной Украине, а обыска эти проводились сотрудниками СБУ. А осенью 2015 года все казаки, которые доставлялись на базу МГБ «Изоляция» оказались выложенными на печально известном украинском сайте «Миротворец», «слитые» туда единым списком с фотографиями, сделанными силовиками ДНР.
У кого-то ещё есть сомнения, кто планировал операцию по дискредитации казачества?

Я бегло осветил вам события, предшествующие появлению так называемой «Банды «Юриста».
На сегодня на этом закончу, а в следующем ролике начну рассказ непосредственно о «Юристе» и его соучастниках, совершенных ими преступлениях, а также о том, как и для чего из них было решено сделать «банду».

До свидания.
ТЕКСТОВЫЙ ВАРИАНТ ИНТЕРВЬЮ

Здравствуйте, друзья.

Итак, продолжим.

С первого по четвертое мая мы пытались найти местонахождение людей, задержанных на Майской, для оказания им правовой, а при необходимости и медицинской помощи. Всё это время на одной из наших баз постоянно находились медики и адвокаты, готовые в любой момент выехать к задержанным. Я пытался снова связаться с руководством МГБ, но оно всячески избегало контактов со мной. Так как практически все задержанные на Майской, входили в батальон Республиканской Гвардии мы постоянно «теребили» её командира Ивана Кондратова, требованиями выяснить «судьбу» задержанных, он делал вид, что усиленно занимается этим вопросом, но за четыре дня мы даже не узнали их точного местонахождения — о том, что они находились на Боссе, а затем на заводе «Изоляция» мы узнали уже только вечером 4 мая, а на следующий день началось так называемое «разоружение» КСОВД.

Вот как это происходило на самом деле. Поздно вечером 4 мая ко мне пришел Алексей Богданов и сказал, что со мной хочет поговорить Александр Захарченко. То, что это сообщил «Сеня» никакого удивления у меня не вызвало. «Сеня» был нашим «медийным» лицом с марта 2014 года и от имени «КСОВД» контактировал практически со всеми командирами ополчения ДНР, а также руководством Республики, в том числе и Захарченко. Ко всему прочему, со слов Богданова, он знал Захарченко с детства и даже якобы когда-то спас ему жизнь.

Я вместе с «Сеней» приехал к Захарченко домой где последний сообщил мне, что принято решение о моём аресте. Кто принимал это решение и на основании чего он не сказал, только отметил, что был против, но к сожалению «отстоять» своё мнение не смог. Мы проговорили несколько часов и в ходе беседы Захарченко сказал, что на следующий день он должен будет вызвать меня к себе в «Алтай» и там произойдёт мой арест. При этом он даже предлагал мне никуда не ехать, а остаться у него дома, сказав, что в таком случае он, как Глава Республики, сможет обеспечить мою защиту, я же в свою очередь, должен буду передать руководство «КСОВД» Богданову, а потом возможно, всё утрясётся и наладится. Я от такого предложения отказался и уехал на базу «Прага». Проанализировав состоявшийся разговор я пришел к выводу, что меня пытаются «выдавить» из ДНР.

На следующий день рано утром ко мне пришел Богданов и сообщил, что у него имеется информация о том, что имеется команда на моё физическое устранение и мне надо срочно покинуть пределы ДНР. Такая вероятность подтверждалась и тем, что по сообщениям наших наблюдателей в это время, возле магазина «Амстор» в районе цирка, начали собираться вооруженные люди с техникой, обозначенные лентами для распознавания свой-чужой.
Для того, чтобы не спровоцировать боестолкновения, мною было принято решение временно выехать за пределы ДНР, с этой целью я в сопровождении своей охраны выдвинулся в сторону границы с РФ к пункту пропуска Успенка. «Сеня» поехал с нами.

При выезде из Макеевки в направлении Харцызска нас остановили на блокпосту, на котором находилось непривычно большое количество вооруженных людей. Со мной в автомобиле ехал «Сеня», который предъявил остановившим удостоверение депутата Народного Совета и нас беспрепятственно пропустили. После этого без особых приключений мы добрались до пропускного пункта Успенка, через который я с Богдановым попали на территорию России, а моя охрана вернулась в Донецк. Сразу проясню один момент – кем-то были распространены слухи, что моя охрана была убита и машину с трупами обнаружили возле границы. Эта информация не соответствует действительности. Действительно, когда охрана возвращалась в Донецк, то при передвижении в районе Амвросиевки машина с ними была обстреляна из автоматического оружия, но при этом ни один охранник не пострадал и до настоящего времени все они пребывают в добром здравии.

Однако, как оказалось, мой отъезд не смог предотвратить того, что было задумано властями в отношении казаков.
С раннего утра подъезды к нашим базам стали блокироваться вооруженными людьми, часть которых были из числа Республиканской Гвардии, которые останавливали транспорт и препятствовали движению казаков. Начальником штаба нашего батальона Республиканской Гвардии, с утра на совещании в РГ был поднят этот вопрос, на что командир Республиканки Иван Кондратов ответил, что Глава ДНР Захарченко обеспокоен возможностью начала боестолкновения внутри Республики по типу того, что произошло 30 апреля на Майской. С его слов, правоохранители получили от задержанного Булгакова ряд информации, которую хотят проверить, но он опасается, что действия силовиков могут вызвать противодействие со стороны казаков, что это приведёт к кровопролитию. Поэтому он и распорядился, чтобы бойцы Республиканки перекрыли подъезды к нашим базам, дабы оградить их и людей там находящихся от внезапных нападений.

Буквально в это же время поступило сообщение о том, что неизвестные прибыли на нашу базу по улице Буденного, 68 где дислоцировался инженерный взвод и пытаются проникнуть на её территорию. Об этом было сообщено Кондратову, который связался с Захарченко. Последний пояснил, что по его данным имеется необходимость повторной проверки наших баз в связи с расследованием возбужденного 30 апреля прокуратурой ДНР уголовного дела (постановление Байрачного о возбуждении которого я вам ранее зачитывал) а также проверки всех бойцов «КСОВД» по имеющимся учётам для того, чтобы снять со всех какие-либо подозрения. При этом он как Глава Республики гарантировал, что всё будет проведено в рамках правового поля, попросив только об одном – чтобы наши бойцы не оказывали сопротивления (сразу замечу, что с просьбой не вступать в вооруженное противостояние к нам обратились и представители Первого Армейского Корпуса).

Наши подразделения имели все возможности противостоять незаконным действиям правоохранителей, особенно имея опыт их лживого поведения во время инцидента на базе Майская, но являясь законопослушными гражданами и пойдя на встречу просьбе Главы Республики было принято решение согласиться на такую, в кавычках, проверку. Заметьте, такая просьба исходила ни от кого-то, а от Первого лица Республики. Забегая вперед сразу хочу сказать, — я отнюдь не думаю, что произошедший далее беспредел был инициирован лично Захарченко. Скорее всего заинтересованные в устранении меня и организации лица смогли преподнести какие-то обстоятельства или перекрутить имеющиеся у них сведения так, что убедили Главу не вмешиваться в происходящее, хотя противоправность действий в отношении казаков была вопиющей. Но ни тогда, ни позднее в своих публичных выступлениях Захарченко не называл «КСОВД» преступной организацией или тем более бандформированием.

Итак, мы вновь разрешили правоохранителям беспрепятственно зайти на наши базы. Несмотря на то, что даже намёка на сопротивление мы не подали в некоторых случаях это было превращено в комедию. Так к нашей базе на Высотной, на которой находилось немногим более сорока человек было стянуто не менее сводного батальона из числа сотрудников «СОБРа» МВД, ЦСО МГБ и подразделения «Спарта» с Моторолой во главе под прикрытием, внимание! тут аж гордость за казачество берёт, порядка 20 единиц танков и легкой бронетехники. Причём, что самое смешное, в случае если бы наши подразделения решили оказать сопротивление, то уничтожить эту технику для нас не составило бы труда – прославленные орденоносцы тупо выставили технику в рядок на незначительном отдалении с двух сторон нашей базы, не учитывая того, что мы как воюющее подразделение, ещё с лета 2014, когда ожидался заход в Донецк ВСУ, разработали и неоднократно отрабатывали на учениях план ликвидации вражеских колонн бронетехники, втянувшихся в город. Поэтому нашими расчётами РПГ-7 под прикрытием двух автоматчиков каждый, на уничтожение этих двух десятков единиц техники потребовалось бы максимум десять минут. То есть вы представляете, какой опасности руководители подвергали своих некомпетентных в вопросах войны подчиненных? Ну да ладно.

Все наши базы беспрепятственно запустили правоохранителей на свои территории. Предъявили к осмотру помещения, личный состав, оружие, документы. На нашу основную базу по улице Высотная в полном составе прибыло руководство МВД, начальник ЦСО МГБ – Евдокимов, представители прокуратуры во главе с генеральным прокурором, руководство Республиканской Гвардии. При всех командир Республиканки Кондратов заявил, что задерживаемые бойцы являются личным составом Республиканской Гвардиии и он за них в ответе. По требованию нашего начштаба казачьего батальона в Республиканской Гвардии и в присутствии моего первого заместителя, всеми присутствующими руководителями (кроме Моторолы, который не имел отношения к правоохранительным органам) было дано офицерское слово, что с задержанием бойцов «КСОВД» не повторится ситуация 30 апреля, всё будет проведено в рамках правового поля, и все казаки будут максимально быстро проверены по учётам, после чего их сразу же отпустят и они смогут продолжить несение службы. Максимально процесс проверки должен был занять не более одного-двух дней. По заверению Кондратова, с целью недопущения мародёрства, все казачьи базы брались под охрану Республиканской Гвардией, а на базе по улице Высотная, где находилась картотека личного состава, по договоренности были оставлены два наших бойца. У остальных казаков собрали мобильные телефоны и отвезли на базу ЦСО МГБ по улице Светлого Пути,3.

Стоит заметить, что всё происходящее, как и события 30 апреля вызвали резко негативную реакцию у наших бойцов, находившихся на передовой. Ценой невероятных усилий моему первому заму удалось их успокоить, а на наши позиции на Абакумова, где стоял наш батальон, вошедший в Республиканскую Гвардию, и в расположение подразделения «Б-2» пришлось даже ехать его начштаба, объяснять сложившуюся ситуацию бойцам и проводить переподчинение батальона другому командиру, предоставленному РГ (напомню, что его командиром являлся Алексей Богданов «Сеня»).

Вот так «КСОВД» вновь сдержал своё слово и не допустил так ожидаемого кое-кем кровопролития. Ну и как несложно догадаться, правоохранители в очередной раз показали, что их слову «грош цена».

С учётом задержанных 30 апреля на базе Майской, общее количество казаков, доставленных на базу ЦСО МГБ составило порядка 400 человек. Около десяти человек в тот день попали в УБОП (их задержали во время передвижения по городу). Так же, как мы узнали позднее, в тот день правоохранителями на кабельном заводе был застрелен двадцатилетний боец «КСОВД», который никакого сопротивления не оказывал, просто у кого-то из так называемых «разоружителей» не выдержали нервы.

А после началось то, зная о чём многие казаки, как они сами рассказывали впоследствии, никогда бы не подчинились приказу разоружиться, а предпочли бы умереть, сопротивляясь псевдо-правоохранителям, так как всё последовавшее затем иначе как «окном овертона» назвать нельзя.

Но об этом я расскажу уже в следующем ролике.

До свидания.
ТЕКСТОВЫЙ ВАРИАНТ ИНТЕРВЬЮ

Здравствуйте, друзья.
Итак, продолжим
С первого по четвертое мая мы пытались найти местонахождение людей, задержанных на Майской, для оказания им правовой, а при необходимости и медицинской помощи. Всё это время на одной из наших баз постоянно находились медики и адвокаты, готовые в любой момент выехать к задержанным. Я пытался снова связаться с руководством МГБ, но оно всячески избегало контактов со мной. Так как практически все задержанные на Майской, входили в батальон Республиканской Гвардии мы постоянно «теребили» её командира Ивана Кондратова, требованиями выяснить «судьбу» задержанных, он делал вид, что усиленно занимается этим вопросом, но за четыре дня мы даже не узнали их точного местонахождения — о том, что они находились на Боссе, а затем на заводе «Изоляция» мы узнали уже только вечером 4 мая, а на следующий день началось так называемое «разоружение» КСОВД.
Вот как это происходило на самом деле. Поздно вечером 4 мая ко мне пришел Алексей Богданов и сказал, что со мной хочет поговорить Александр Захарченко. То, что это сообщил «Сеня» никакого удивления у меня не вызвало. «Сеня» был нашим «медийным» лицом с марта 2014 года и от имени «КСОВД» контактировал практически со всеми командирами ополчения ДНР, а также руководством Республики, в том числе и Захарченко. Ко всему прочему, со слов Богданова, он знал Захарченко с детства и даже якобы когда-то спас ему жизнь.

Я вместе с «Сеней» приехал к Захарченко домой где последний сообщил мне, что принято решение о моём аресте. Кто принимал это решение и на основании чего он не сказал, только отметил, что был против, но к сожалению «отстоять» своё мнение не смог. Мы проговорили несколько часов и в ходе беседы Захарченко сказал, что на следующий день он должен будет вызвать меня к себе в «Алтай» и там произойдёт мой арест. При этом он даже предлагал мне никуда не ехать, а остаться у него дома, сказав, что в таком случае он, как Глава Республики, сможет обеспечить мою защиту, я же в свою очередь, должен буду передать руководство «КСОВД» Богданову, а потом возможно, всё утрясётся и наладится. Я от такого предложения отказался и уехал на базу «Прага». Проанализировав состоявшийся разговор я пришел к выводу, что меня пытаются «выдавить» из ДНР.

На следующий день рано утром ко мне пришел Богданов и сообщил, что у него имеется информация о том, что имеется команда на моё физическое устранение и мне надо срочно покинуть пределы ДНР. Такая вероятность подтверждалась и тем, что по сообщениям наших наблюдателей в это время, возле магазина «Амстор» в районе цирка, начали собираться вооруженные люди с техникой, обозначенные лентами для распознавания свой-чужой.
Для того, чтобы не спровоцировать боестолкновения, мною было принято решение временно выехать за пределы ДНР, с этой целью я в сопровождении своей охраны выдвинулся в сторону границы с РФ к пункту пропуска Успенка. «Сеня» поехал с нами.

При выезде из Макеевки в направлении Харцызска нас остановили на блокпосту, на котором находилось непривычно большое количество вооруженных людей. Со мной в автомобиле ехал «Сеня», который предъявил остановившим удостоверение депутата Народного Совета и нас беспрепятственно пропустили. После этого без особых приключений мы добрались до пропускного пункта Успенка, через который я с Богдановым попали на территорию России, а моя охрана вернулась в Донецк. Сразу проясню один момент – кем-то были распространены слухи, что моя охрана была убита и машину с трупами обнаружили возле границы. Эта информация не соответствует действительности. Действительно, когда охрана возвращалась в Донецк, то при передвижении в районе Амвросиевки машина с ними была обстреляна из автоматического оружия, но при этом ни один охранник не пострадал и до настоящего времени все они пребывают в добром здравии.

Однако, как оказалось, мой отъезд не смог предотвратить того, что было задумано властями в отношении казаков.
С раннего утра подъезды к нашим базам стали блокироваться вооруженными людьми, часть которых были из числа Республиканской Гвардии, которые останавливали транспорт и препятствовали движению казаков. Начальником штаба нашего батальона Республиканской Гвардии, с утра на совещании в РГ был поднят этот вопрос, на что командир Республиканки Иван Кондратов ответил, что Глава ДНР Захарченко обеспокоен возможностью начала боестолкновения внутри Республики по типу того, что произошло 30 апреля на Майской. С его слов, правоохранители получили от задержанного Булгакова ряд информации, которую хотят проверить, но он опасается, что действия силовиков могут вызвать противодействие со стороны казаков, что это приведёт к кровопролитию. Поэтому он и распорядился, чтобы бойцы Республиканки перекрыли подъезды к нашим базам, дабы оградить их и людей там находящихся от внезапных нападений.

Буквально в это же время поступило сообщение о том, что неизвестные прибыли на нашу базу по улице Буденного, 68 где дислоцировался инженерный взвод и пытаются проникнуть на её территорию. Об этом было сообщено Кондратову, который связался с Захарченко. Последний пояснил, что по его данным имеется необходимость повторной проверки наших баз в связи с расследованием возбужденного 30 апреля прокуратурой ДНР уголовного дела (постановление Байрачного о возбуждении которого я вам ранее зачитывал) а также проверки всех бойцов «КСОВД» по имеющимся учётам для того, чтобы снять со всех какие-либо подозрения. При этом он как Глава Республики гарантировал, что всё будет проведено в рамках правового поля, попросив только об одном – чтобы наши бойцы не оказывали сопротивления (сразу замечу, что с просьбой не вступать в вооруженное противостояние к нам обратились и представители Первого Армейского Корпуса).

Наши подразделения имели все возможности противостоять незаконным действиям правоохранителей, особенно имея опыт их лживого поведения во время инцидента на базе Майская, но являясь законопослушными гражданами и пойдя на встречу просьбе Главы Республики было принято решение согласиться на такую, в кавычках, проверку. Заметьте, такая просьба исходила ни от кого-то, а от Первого лица Республики. Забегая вперед сразу хочу сказать, — я отнюдь не думаю, что произошедший далее беспредел был инициирован лично Захарченко. Скорее всего заинтересованные в устранении меня и организации лица смогли преподнести какие-то обстоятельства или перекрутить имеющиеся у них сведения так, что убедили Главу не вмешиваться в происходящее, хотя противоправность действий в отношении казаков была вопиющей. Но ни тогда, ни позднее в своих публичных выступлениях Захарченко не называл «КСОВД» преступной организацией или тем более бандформированием.

Итак, мы вновь разрешили правоохранителям беспрепятственно зайти на наши базы. Несмотря на то, что даже намёка на сопротивление мы не подали в некоторых случаях это было превращено в комедию. Так к нашей базе на Высотной, на которой находилось немногим более сорока человек было стянуто не менее сводного батальона из числа сотрудников «СОБРа» МВД, ЦСО МГБ и подразделения «Спарта» с Моторолой во главе под прикрытием, внимание! тут аж гордость за казачество берёт, порядка 20
единиц танков и легкой бронетехники. Причём, что самое смешное, в случае если бы наши подразделения решили оказать сопротивление, то уничтожить эту технику для нас не составило бы труда – прославленные орденоносцы тупо выставили технику в рядок на незначительном отдалении с двух сторон нашей базы, не учитывая того, что мы как воюющее подразделение, ещё с лета 2014, когда ожидался заход в Донецк ВСУ, разработали и неоднократно отрабатывали на учениях план ликвидации вражеских колонн бронетехники, втянувшихся в город. Поэтому нашими расчётами РПГ-7 под прикрытием двух автоматчиков каждый, на уничтожение этих двух десятков единиц техники потребовалось бы максимум десять минут. То есть вы представляете, какой опасности руководители подвергали своих некомпетентных в вопросах войны подчиненных? Ну да ладно.

Все наши базы беспрепятственно запустили правоохранителей на свои территории. Предъявили к осмотру помещения, личный состав, оружие, документы. На нашу основную базу по улице Высотная в полном составе прибыло руководство МВД, начальник ЦСО МГБ – Евдокимов, представители прокуратуры во главе с генеральным прокурором, руководство Республиканской Гвардии. При всех командир Республиканки Кондратов заявил, что задерживаемые бойцы являются личным составом Республиканской Гвардиии и он за них в ответе. По требованию нашего начштаба казачьего батальона в Республиканской Гвардии и в присутствии моего первого заместителя, всеми присутствующими руководителями (кроме Моторолы, который не имел отношения к правоохранительным органам) было дано офицерское слово, что с задержанием бойцов «КСОВД» не повторится ситуация 30 апреля, всё будет проведено в рамках правового поля, и все казаки будут максимально быстро проверены по учётам, после чего их сразу же отпустят и они смогут продолжить несение службы. Максимально процесс проверки должен был занять не более одного-двух дней. По заверению Кондратова, с целью недопущения мародёрства, все казачьи базы брались под охрану Республиканской Гвардией, а на базе по улице Высотная, где находилась картотека личного состава, по договоренности были оставлены два наших бойца. У остальных казаков собрали мобильные телефоны и отвезли на базу ЦСО МГБ по улице Светлого Пути,3.

Стоит заметить, что всё происходящее, как и события 30 апреля вызвали резко негативную реакцию у наших бойцов, находившихся на передовой. Ценой невероятных усилий моему первому заму удалось их успокоить, а на наши позиции на Абакумова, где стоял наш батальон, вошедший в Республиканскую Гвардию, и в расположение подразделения «Б-2» пришлось даже ехать его начштаба, объяснять сложившуюся ситуацию бойцам и проводить переподчинение батальона другому командиру, предоставленному РГ (напомню, что его командиром являлся Алексей Богданов «Сеня»).

Вот так «КСОВД» вновь сдержал своё слово и не допустил так ожидаемого кое-кем кровопролития. Ну и как несложно догадаться, правоохранители в очередной раз показали, что их слову «грош цена».

С учётом задержанных 30 апреля на базе Майской, общее количество казаков, доставленных на базу ЦСО МГБ составило порядка 400 человек. Около десяти человек в тот день попали в УБОП (их задержали во время передвижения по городу). Так же, как мы узнали позднее, в тот день правоохранителями на кабельном заводе был застрелен двадцатилетний боец «КСОВД», который никакого сопротивления не оказывал, просто у кого-то из так называемых «разоружителей» не выдержали нервы.

А после началось то, зная о чём многие казаки, как они сами рассказывали впоследствии, никогда бы не подчинились приказу разоружиться, а предпочли бы умереть, сопротивляясь псевдо-правоохранителям, так как всё последовавшее затем иначе как «окном овертона» назвать нельзя.

Но об этом я расскажу уже в следующем ролике.

До свидания.
ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ИНТЕРВЬЮ

Здравствуйте, друзья.
Итак, продолжим.
С первого по четвертое мая мы пытались найти местонахождение людей задержанных на Майской, для оказания им правовой, а при необходимости и медицинской помощи. Всё это время на одной из наших баз постоянно находились медики и адвокаты, готовые в любой момент выехать к задержанным. Я пытался снова связаться с руководством МГБ, но оно всячески избегало контактов со мной. Так как практически все задержанные на Майской, входили в батальон Республиканской Гвардии мы постоянно «теребили» её командира Ивана Кондратова, требованиями выяснить «судьбу» задержанных, он делал вид, что усиленно занимается этим вопросом, но за четыре дня мы даже не узнали их точного местонахождения — о том, что они находились на Боссе, а затем на заводе «Изоляция» мы узнали уже только вечером 4 мая, а на следующий день началось так называемое «разоружение» КСОВД.
Вот как это происходило на самом деле. Поздно вечером 4 мая ко мне пришел Алексей Богданов и сказал, что со мной хочет поговорить Александр Захарченко. То, что это сообщил «Сеня» никакого удивления у меня не вызвало. «Сеня» был нашим «медийным» лицом с марта 2014 года и от имени «КСОВД» контактировал практически со всеми командирами ополчения ДНР, а также руководством Республики, в том числе и Захарченко. Ко всему прочему, со слов Богданова, он знал Захарченко с детства и даже якобы когда-то спас ему жизнь.
Я вместе с «Сеней» приехал к Захарченко домой где последний сообщил мне, что принято решение о моём аресте. Кто принимал это решение и на основании чего он не сказал, только отметил, что был против, но к сожалению «отстоять» своё мнение не смог. Мы проговорили несколько часов и в ходе беседы Захарченко сказал, что на следующий день он должен будет вызвать меня к себе в «Алтай» и там произойдёт мой арест. При этом он даже предлагал мне никуда не ехать, а остаться у него дома, сказав, что в таком случае он, как Глава Республики, сможет обеспечить мою защиту, я же в свою очередь, должен буду передать руководство «КСОВД» Богданову, а потом возможно, всё утрясётся и наладится. Я от такого предложения отказался и уехал на базу «Прага». Проанализировав состоявшийся разговор я пришел к выводу, что меня пытаются «выдавить» из ДНР.
На следующий день рано утром ко мне пришел Богданов и сообщил, что у него имеется информация о том, что имеется команда на моё физическое устранение и мне надо срочно покинуть пределы ДНР. Такая вероятность подтверждалась и тем, что по сообщениям наших наблюдателей в это время, возле магазина «Амстор» в районе цирка, начали собираться вооруженные люди с техникой, обозначенные лентами для распознавания свой-чужой.
Для того, чтобы не спровоцировать боестолкновения, мною было принято решение временно выехать за пределы ДНР, с этой целью я в сопровождении своей охраны выдвинулся в сторону границы с РФ к пункту пропуска Успенка. «Сеня» поехал с нами.
При выезде из Макеевки в направлении Харцызска нас остановили на блокпосту, на котором находилось непривычно большое количество вооруженных людей. Со мной в автомобиле ехал «Сеня», который предъявил остановившим удостоверение депутата Народного Совета и нас беспрепятственно пропустили. После этого без особых приключений мы добрались до пропускного пункта Успенка, через который я с Богдановым попали на территорию России, а моя охрана вернулась в Донецк. Сразу проясню один момент – кем-то были распространены слухи, что моя охрана была убита и машину с трупами обнаружили возле границы. Эта информация не соответствует действительности. Действительно, когда охрана возвращалась в Донецк, то при передвижении в районе Амвросиевки машина с ними была обстреляна из автоматического оружия, но при этом ни один охранник не пострадал и до настоящего времени все они пребывают в добром здравии.
Однако, как оказалось, мой отъезд не смог предотвратить того, что было задумано властями в отношении казаков.
С раннего утра подъезды к нашим базам стали блокироваться вооруженными людьми, часть которых были из числа Республиканской Гвардии, которые останавливали транспорт и препятствовали движению казаков. Начальником штаба нашего батальона Республиканской Гвардии, с утра на совещании в РГ был поднят этот вопрос, на что командир Республиканки Иван Кондратов ответил, что Глава ДНР Захарченко обеспокоен возможностью начала боестолкновения внутри Республики по типу того, что произошло 30 апреля на Майской. С его слов, правоохранители получили от задержанного Булгакова ряд информации, которую хотят проверить, но он опасается, что действия силовиков могут вызвать
противодействие со стороны казаков, что это приведёт к кровопролитию. Поэтому он и распорядился, чтобы бойцы Республиканки перекрыли подъезды к нашим базам, дабы оградить их и людей там находящихся от внезапных нападений.
Буквально в это же время поступило сообщение о том, что неизвестные прибыли на нашу базу по улице Буденного, 68 где дислоцировался инженерный взвод и пытаются проникнуть на её территорию. Об этом было сообщено Кондратову, который связался с Захарченко. Последний пояснил, что по его данным имеется необходимость повторной проверки наших баз в связи с расследованием возбужденного 30 апреля прокуратурой ДНР уголовного дела (постановление Байрачного о возбуждении которого я вам ранее зачитывал) а также проверки всех бойцов «КСОВД» по имеющимся учётам для того, чтобы снять со всех какие-либо подозрения. При этом он как Глава Республики гарантировал, что всё будет проведено в рамках правового поля, попросив только об одном – чтобы наши бойцы не оказывали сопротивления (сразу замечу, что с просьбой не вступать в вооруженное противостояние к нам обратились и представители Первого Армейского Корпуса).
Наши подразделения имели все возможности противостоять незаконным действиям правоохранителей, особенно имея опыт их лживого поведения во время инцидента на базе Майская, но являясь законопослушными гражданами и пойдя на встречу просьбе Главы Республики было принято решение согласиться на такую, в кавычках, проверку. Заметьте, такая просьба исходила ни от кого-то, а от Первого лица Республики. Забегая вперед сразу хочу сказать, — я отнюдь не думаю, что произошедший далее беспредел был инициирован лично Захарченко. Скорее всего заинтересованные в устранении меня и организации лица смогли преподнести какие-то обстоятельства или перекрутить имеющиеся у них сведения так, что убедили Главу не вмешиваться в происходящее, хотя противоправность действий в отношении казаков была вопиющей. Но ни тогда, ни позднее в своих публичных выступлениях Захарченко не называл «КСОВД» преступной организацией или тем более бандформированием.

Итак, мы вновь разрешили правоохранителям беспрепятственно зайти на наши базы. Несмотря на то, что даже намёка на сопротивление мы не подали в некоторых случаях это было превращено в комедию. Так к нашей базе на Высотной, на которой находилось немногим более сорока человек было стянуто не менее сводного батальона из числа сотрудников «СОБРа» МВД, ЦСО МГБ и подразделения «Спарта» с Моторолой во главе под прикрытием, внимание! тут аж гордость за казачество берёт, порядка 20
единиц танков и легкой бронетехники. Причём, что самое смешное, в случае если бы наши подразделения решили оказать сопротивление, то уничтожить эту технику для нас не составило бы труда – прославленные орденоносцы тупо выставили технику в рядок на незначительном отдалении с двух сторон нашей базы, не учитывая того, что мы как воюющее подразделение, ещё с лета 2014, когда ожидался заход в Донецк ВСУ, разработали и неоднократно отрабатывали на учениях план ликвидации вражеских колонн бронетехники, втянувшихся в город. Поэтому нашими расчётами РПГ-7 под прикрытием двух автоматчиков каждый, на уничтожение этих двух десятков единиц техники потребовалось бы максимум десять минут. То есть вы представляете, какой опасности руководители подвергали своих некомпетентных в вопросах войны подчиненных? Ну да ладно.
Все наши базы беспрепятственно запустили правоохранителей на свои территории. Предъявили к осмотру помещения, личный состав, оружие, документы. На нашу основную базу по улице Высотная в полном составе прибыло руководство МВД, начальник ЦСО МГБ – Евдокимов, представители прокуратуры во главе с генеральным прокурором, руководство Республиканской Гвардии. При всех командир Республиканки Кондратов заявил, что задерживаемые бойцы являются личным составом Республиканской Гвардиии и он за них в ответе. По требованию нашего начштаба казачьего батальона в Республиканской Гвардии и в присутствии моего первого заместителя, всеми присутствующими руководителями (кроме Моторолы, который не имел отношения к правоохранительным органам) было дано офицерское слово, что с задержанием бойцов «КСОВД» не повторится ситуация 30 апреля, всё будет проведено в рамках правового поля, и все казаки будут максимально быстро проверены по учётам, после чего их сразу же отпустят и они смогут продолжить несение службы. Максимально процесс проверки должен был занять не более одного-двух дней. По заверению Кондратова, с целью недопущения мародёрства, все казачьи базы брались под охрану Республиканской Гвардией, а на базе по улице Высотная, где находилась картотека личного состава, по договоренности были оставлены два наших бойца. У остальных казаков собрали мобильные телефоны и отвезли на базу ЦСО МГБ по улице Светлого Пути,3.
Стоит заметить, что всё происходящее, как и события 30 апреля вызвали резко негативную реакцию у наших бойцов, находившихся на передовой. Ценой невероятных усилий моему первому заму удалось их успокоить, а на наши позиции на Абакумова, где стоял наш батальон, вошедший в Республиканскую Гвардию, и в расположение подразделения «Б-2» пришлось даже ехать его начштаба, объяснять сложившуюся ситуацию бойцам и проводить переподчинение батальона другому командиру, предоставленному РГ (напомню, что его командиром являлся Алексей Богданов «Сеня»).
Вот так «КСОВД» вновь сдержал своё слово и не допустил так ожидаемого кое-кем кровопролития. Ну и как несложно догадаться, правоохранители в очередной раз показали, что их слову «грош цена».
С учётом задержанных 30 апреля на базе Майской, общее количество казаков, доставленных на базу ЦСО МГБ составило порядка 400 человек. Около десяти человек в тот день попали в УБОП (их задержали во время передвижения по городу). Так же, как мы узнали позднее, в тот день правоохранителями на кабельном заводе был застрелен двадцатилетний боец «КСОВД», который никакого сопротивления не оказывал, просто у кого-то из так называемых «разоружителей» не выдержали нервы.
А после началось то, зная о чём многие казаки, как они сами рассказывали впоследствии, никогда бы не подчинились приказу разоружиться, а предпочли бы умереть, сопротивляясь псевдо-правоохранителям, так как всё последовавшее затем иначе как «окном овертона» назвать нельзя.
Но об этом я расскажу уже в следующем ролике.
До свидания.
12:57
Ситуация в нашей Республике тоже стала меняться, не в лучшую для всех сторону. Клан Бессмертных, периодически выцарапывая друг другу глаза и так же стремительно мирясь – до поцелуев в засос.......-«Эпоха мертворожденных»
Так и хочется сказать помоги тем ребятом которые не виноваты..!
Це ж якою треба бути сукою, шоб вважати с 1939 року Малоросию своей…
Яночка и Костинька… я тысячу раз обращалась к Морозовой с этой проблематикой… просила её устранить нарушения и начать заботится ро переселенцах… так как эта тема Республикой была закреплена за Морозовой… но она ничего не хотела делать в этом плане… дошло до того, что я стала сдавать заявления в Прокуратуру об устранении нарушений… Морозова отделалась лёгким испугом, уволила своего заместителя-Попова… свалив все нарушения на него и быстренько передала эту тему расхлёбывать администрациям районов… но не для заботы над переселенцами, а для чистой статистики… за весь беспорядок в этой теме, я Вам ответственно заявляю… так как имею к этой теме отношение виновата Морозова… ни Глава… ни кто-то ещё… только она....!!!.. Елена Коровкина-зам.министр труда и соц.политики ДНР первого периода.
Товарищ Сафоненко, читать с телетекста написанную для вас «грязь и муть» может каждый неграмотный человек. А вы попробуйте от себя, от чистого сердца. так сказать от души произнести все тоже глядя в камеру а не в экран подсказчика, может тогда ВАМ ПОВЕРЯТ ЛЮДИ, ЖИТЕЛИ ДОНЕЦКА! СИДЕТЬ В РОССИИ И КАПАТЬ ГРЯЗЬЮ НА ТЕХ КТО НЕ ПРЕДАЛ, КТО НЕ БРОСИЛ РОДИНУ, КТО ИЗО ВСЕХ СИЛ ПЫТАЕТСЯ ЧТО ТО СДЕЛАТЬ ВО БЛАГО ЛЮДЕЙ И СТРАНЫ, ЭТО ЕСТЕСТВЕННО ЛЕГКО… НО К СОЖАЛЕНИЮ ПОДЛО И БЕСЧЕЛОВЕЧНО — хотя для вас товарищ Сафоненко такие понятия как ЧЕСТЬ, ДОСТОИНСТВО И МУЖЕСТВО НЕ НЕВЕДОМЫ!!!
нет сомнения что комментарий не только останется без внимания но и будет удален… но есть надежда что хоть малейшее число сознательных граждан его прочтет.
без малейшего уважения к вам, жители Донецка.
сами подставили мужика у кого-то на него зуб ведь подлецов достаточно
Це ж якою треба бути скотинякою, щоб вважати інший народ бидлом, лише за те, що він інший?!
Не могла «русская армия» появиться раньше России, а название Россия появилось при Петре 1, в ХVIII веке и так стали называть Московское Царство, которое имеет весьма отдалённое отношение к Руси.
← Предыдущая Следующая → 1 2
Показаны 1-15 из 29