В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Декабрь, 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
     
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
      

Рейд "Георгиевской" сотни по Месопотамии

В годы Первой мировой войны русские войска неоднократно содействовали английским войскам, которые в Месопотамии (современный Ирак) с трудом отбивались от наседавих на них турок. Достаточно вспомнить о героическом рейде сотни Уманского казачьего полка под командованием сотника В.Д. Гамалия, которая вышла на границы современного Ирака. За совершенный подвиг вся сотня была награждена георгиевскими крестами – единственный случай подобного коллективного награждения в годы Первой мировой войны.

В ноябре 1915 года англичане высадили десант в Месопотамии, стремясь обеспечить контроль над нефтяными месторождениями. Наступление развивалось медленно, а когда турки сформировали отдельную армейскую группу в этом районе уже сами англичане попали в тяжелое положение.

В это время русская армия вела активные бои на Кавказском фронта, тесня турецкие войска: в феврале пала крупнейшая турецкая крепость Эрзерум, а в апреле – порт Трапезунд. Эти победы облегчили положение наших союзников.

Параллельно на территории Ирана действовал корпус генерала Н.Н. Баратова. Он был сформирован еще осенью 1915 г. с целью пресечь враждебные действия турецких агентов на территории сопредельного нейтрального государства. Эта задача была выполнена с успехом. Баратов двинул свои войска по территории Ирана в сторону Багдада. 20 марта русские казаки заняли Исфахан – центр турецкой пропаганды в регионе.

Для оказания помощи английской армии русское командование Кавказского фронта приказало генералу Баратову (командующий I конным корпусом в Персии) произвести наступление на Хенекенд-Багдад, дабы, создав этим угрозу тылу и флангу турецкой армии, действующей против англичан, отвлечь на себя часть ее сил.

В это же время начал обсуждаться вопрос и о совместных действиях русских и английских войск. Россия выступала за объединение усилий и просила англичан двинуть свои войска навстречу в сторону Керманшаха. В свою очередь англичане, чье положение после успехов русского оружия под Эрзерумом и в Иране значительно улучшилось, оставляли эти предложения без ответа: слишком уж важно было сохранение контроля над регионом персидского залива, чтобы пускать туда Россию.

26 апреля 1916 г. в 8 часов утра сотник Гамалий , находившийся в с. Махиндешт, получил следующий приказ ген. Баратова: «Приказываю вам с сотней, с получением сего, выступить на Зейлян-Каркой-Каразан и далее на Зорбатию с задачей войти в связь с британской армией, действующей в Месопотамии. Мною предложено командующему этой армией ген. Лекку к 3-4 мая выслать и от себя разъезд в Зорбатию для встречи с вами. С ним вам надлежит выяснить подробно состав, расположение и текущие задачи англичан, а также состав и расположение турок, действующих против них. Вам придется двигаться по Поштикуху, вали (владетельный князь) которого заявил себя сторонником Англии и нашим. Но, несмотря на последнее, вам надлежит двигаться весьма осторожно и с большой осмотрительностью. Правее вас, на Мендели, будет двигаться другой наш отряд. По установлении связи и выяснении обстановки у англичан возвращайтесь обратно в Керманшах. Если удастся дойти до Зорбатии, то подробное донесение пришлите через английские искровые станции». № 515.

На словах генерал Баратов передал дополнительно: «Если в Зорбатии не будет английского разъезда, то, разведав Зорбатию, идти по своему усмотрению, судя по обстановке - вернуться в Керманшах, или Керминд, или же, если будет возможно, найти и соединиться с англичанами».

Провожая сотню, по воспоминаниям Василия Даниловича, Н.Н. Баратов сказал: «Василий! Ты пройдешь и выполнишь задачу полностью». В последствии Гамалий так комментировал этот эпизод: «Ты понимаешь – что это значит?! Командир Отдельного Кавалерийского корпуса в Персии, облеченный самим Русским Императором почти неограниченной властью – генерал Баратов называет меня, сотника, только по имени, и на «ты»… говорит мне так, как отец сыну, но не в форме приказа, а иначе, и особенно глубоко, понимая, что посылает всю сотню почти на верную смерть». Впрочем, командир корпуса знал, кому он поручал выполнение столь сложной задачи. Гамалий был прекрасным боевым офицером. Полковник Ф.И. Елисеев следующим образом характеризовал его: «Богатырский рост и телосложение, выдающаяся осанка, властный командный голос, популярность среди казаков, с которыми Гамалий мог кутить «по-запорожски», в нужде поделиться своим последним сухарем чисто по-братски, а в бою мог внушить идти им на верную смерть, сам находясь среди них».

На рассвете 27 апреля сотник Гамалий выступил из Махиндешт с сотней в составе 5 офицеров, 107 казаков и 125 лошадей в направлении на Каркой. После двухчасового пути Гамалий на малом привале объяснил всему составу сотни полученную задачу и предполагаемый способ действия. К вечеру сотня благополучно достигла села Таландешт (на русской карте не найдено), где и заночевала. Во время ночлега бивак сотни неоднократно обстреливался с близлежащих гор одним из многочисленных в этих местах кочевым разбойничьим племенем луров. 28 апреля сотня продолжала движение к Чаар-Даолу через Палангар и Моменси. В Чаар-Даол прибыли в 19 часов; на биваке у одного из полевых караулов произошла перестрелка с лурами.

29-го рано утром выступили из Чаар-Даола. Чаар-Даольский перевал - очень крутой. Он спускается к турецкой границе еле проходимыми тропами. Двигаться все время приходилось справа по одному. Во время движения несколько коней сорвалось в пропасть; кроме того, сотня неоднократно подвергалась обстрелу мелких лурских племен, а ко всему этому, и люди и лошади очень страдали от полного отсутствия воды. Вечером лур-проводник сделал попытку бежать; это возбудило большое сомнение в правильности направления движения. Под угрозой расстрела проводник сознался, что имел приказ завести сотню в такие дебри, где нет воды и откуда без проводника почти невозможно выбраться.

С большими трудностями, все время преодолевая почти непреодолимые препятствия природы, к тому же окруженная со всех сторон враждебными лурскими племенами, 2 мая сотня достигла селения Де-Бала, где было выяснено, что в Зорбатии вместо ожидаемого английского разъезда находятся турки. Сотник Гамалий решил направиться через провинцию Поштикуху на Амла. Поздно ночью 3 мая сотня достигла кочевой столицы вали Поштекухи, где было сосредоточено несколько тысяч вооруженных конных лур. После длительных переговоров с вали о беспрепятственном пропуске сотни по его территории Гамалий получил полусогласие.

5-го мая сотня выступила к Али-Гарби. Дорога к Али-Гарби первые 30-35 км тянется узким ущельем, а затем 60-65 км - совершенно безводной пустыней. Ущелье прошли благополучно (хотя потом было выяснено, что за сотней гнался большой конный отряд из турок и луров), переход же через пустыню оказался чрезвычайно тяжелым: люди и лошади страшно мучились от полного отсутствия воды и страшного зноя, 12 казаков заболели от солнечных ударов, и 5 лошадей пало; к тому же сотня, несмотря на наличие нескольких проводников, заблудилась, и только случайная встреча с кочевым племенем арабов спасла сотню от неминуемой гибели. В 23 часа 6 мая сотня прибыла в Али-Гарби.

Для англичан появление русских казаков стало полной неожиданностью: наши союзники расположились на ночлег в полной беспечности, даже не выставив охранения. Если бы поблизости в это время был турецкий отряд, подобная неосторожность могла обернуться трагедией. Как вспоминал потом сам Гамалий: «Сотня казаков прошла по горам, по тропам, по пустыне многосотверстный путь по полунеприятельской территории, с определенным риском быть уничтоженной полностью; свой путь она совершила в 15 дней; последний переход с привалами продолжался почти полутора суток; переход же по пустыне, в тропическую жару, с миражами, под солнечными ударами тянулся на 60 верст. И вот, несмотря на это – сотня казаков «подошла к самому лагерю англичан совершенно незамеченная».

В расположении союзников Гамалий пробыл чуть меньше месяца. 12 мая он ездил в Басру, в главную квартиру английской армии в Месопотамии, где получил все интересующие его сведения.

Успех рейда показал, что в действительности возможно ведение совместных действий России и Великобритании в Месопотамии и Иране против турок, однако наши союзники так и не изменили своего отношения.

Обратный путь был не менее тяжелый. Сотня Гамалия выступила 22 мая. Через шесть дней казаки прибыли в иранский г. Дебала, где встретили весьма недружелюбный прием местного хана. Оказалось, что местный вали (губернатор иранской провинции) отдал приказ «делать с казаками что угодно». Слуги хана отравили несколько лошадей, что заставило Гамалия быстрее двигаться на север, обходным путем. Угроза столкновения с местными племенами были серьезной. Так, 30 мая луры разбили на Чахардаолском перевале казачий отряд, высланный навстречу Гамалию. Последнему пришлось идти прямо через горы, взяв при этом в заложники нескольких местных ханов. 1 июня казаки вышли к своим.

За весь поход сотня не потеряла ни одного бойца, и все ее потери выразились в 19 лошадях. Результат рейда: добыто много ценных сведений о дорогах, о настроениях горных племен, об отношении их к русским, о расположении турецких войск и о точном местонахождении, составе и организации английской армии.

В.Д.Гамалий 

Кроме того, рейд имел большое политическое значение в смысле взаимоотношений между русской и английской армиями, а также произвел большое моральное впечатление как на враждебные кочевые племена Нуристана, так и на английскую армию в Месопотамии. Там, где не могла пробраться английская авиация, пробралась русская кавалерия.

10 июня 1918 г., после выхода России из Первой мировой войны, в прощальном приказе по корпусу генерал Баратов следующим образом оценил значение этого рейда:

«С великой радостью и гордостью я считаю своим долгом отметить в заключительном приказе, героический подвиг нашего славного Уманца Сотника Гамалия, с его доблестной сотней, ставшей затем Георгиевской сотней 1-го Уманского полка, после поголовного ее награждения, бывшим Главнокомандующим Великим Князем Николаем Николаевичем, Георгиевскими крестами.

Гамалию, с его доблестными офицерами и казаками, принадлежит честь установления живой связи между нашим корпусом и войсками соседней Великобританской Месопотамской Армии. Эта сотня пошла на опасное предприятие, в котором она могла погибнуть вся, до последнего человека, как я об этом ее лично предупредил в селении Майдешт – с удивительной по единодушию и отваге решимостью».

16:50
2194

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Участие казаков и их роль в Великой Отечественной войне
История русских казаков, присягнувших Гитлеру
Герой Заграничных походов русской армии 1813 и 1814 годов Гавриил Амвросиевич Луковкин
История командарма 2-й Конной армии, природного казака Филиппа Миронова