В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Июль, 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
      
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
     

Лейб-гвардии Кавказский казачий эскадрон

В 1837 году Государь Император Николай I предпринял путешествие на Кавказ. Его в путешествии сопровождал Лейб-Гвардии Кавказский Горский полуэскадрон, сформированный из кавказских горцев и кавказских линейных казаков. На его основе в дальнейшем будет создан Собственного Его Императорского Величества Конвой исключительно для охраны российских государей. Праздник Конвоя был установлен 4 октября (в честь отличия Черноморской сотни в Лейпцигской битве 1813 года) – в день священномученика Иерофея. Святой Иерофей, Епископ Афинский на долгие годы стал небесным покровителем Собственного Его Императорского Величества Конвоя.

 Император Николай I 

Первым официальным подразделением личного конвоя Императора Николая I стал учрежденный 1 мая 1828 года в Ставрополе взвод кавказских горцев, составленный из князей и узденей Кабарды, Чечни, а также кумыков, ногайцев и других кавказских народов. Находился конвой в ведении командующего Главной Императорской Квартирой генерал – адъютанта Бенкендорфа.

Часть эту официально назвали Лейб-Гвардии Кавказский Горский полуэскадрон. Государь Император помнил выступление армейских офицеров 14 декабря 1825 года на Сенатской площади и не доверял гвардейцам, совершившим дворцовый переворот. Государь положился на преданность кавказцев: горцев и казаков. В составе полуэскадрона было создано подразделение — Команда кавказских линейных казаков. Новое подразделение предназначено исключительно для охраны Царя-Командира кавказских линейных казаков. Произошло это по личному распоряжению Императора. 8 октября 1831 года генерал-адъютант Бенкендорф сообщил главнокомандующему на Кавказе генерал-фельдмаршалу князю Паскевичу: «Государь Император желая ознаменовать благоволение к линейным Казачьим полкам, повелел избрать из их среды 50 человек, которые составят конвой Главной Императорской Квартиры и вместе с тем дать всем чинам сего конвоя преимущество старой гвардии и особенный мундир».

Лейб-гвардии Кавказский Терский казачий эскадрон

     В ноябре 1832 года командиром Кавказского Горского полуэскадрона назначают штаб – ротмистра Хан – Гирея, князя одного из адыгских племен. Отдаленные его предки происходили из крымских ханов. Человек удивительной судьбы, разносторонних знаний и интересов, наделенный блестящими способностями командира, общественного деятеля и исследователя, принимал участие в важнейших военных кампаниях своего времени. В 1826 – 1828 гг., являясь участником войны с Персией, был награжден медалью. В 1828 – 1829 гг. в войне с Турцией, будучи адъютантом главнокомандующего А.С. Меншикова, затем В.А. Перовского представлен к награде и произведен в поручики. Одновременно с ним в Кавказском Горском полуэскадроне служили его земляки Шора Ногмов и Султан Казы – Гирей, впоследствии, известные деятели Кавказа.

     Во время похода в Польшу в 1830 -1831 гг. оруженосец Ногмов находился во взводе под командованием Хан – Гирея. За участи в боевых действиях Хан – Гирей был, произведен в штаб – ротмистры и награжден знаком отличия. Юнкер Казы – Гирей был награжден золотой медалью. В последующие годы Хан – Гирей был произведен в ротмистры, затем в полковники и в 1837 году получил придворное военное звание флигель – адъютанта. Написал ряд исторических произведений, напечатанных в известных столичных и кавказских журналах и газетах, издаваемых в XIX веке: «Черкесские предания», «Князь Пшьской Аходягоко», «Князь Канбулат» и др. Шора Ногмов завершит воинскую службу в звании штабс - ротмистра. Станет выдающимся кабардинским ученым и общественным деятелем. Станет автором таких исторических произведений как «История адыхейского народа» и «Предания черкесского народа». Султан Казы – Гирей будет впоследствии служить в звании полковника командиром 5-й бригады Кавказского линейного Казачьего Войска Центра Кавказской линии. Выйдет в отставку в звании генерал – майора. Примет крещение в 1854 году с именем Андрей Андреевич. Его личное знакомство с поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным поможет ему в опубликовании его повестей «Долина Ажитугай» и «Персидский анекдот», в этом ему поспособствует лично сам поэт. Незаурядное дарование писателя – горца вызвало восторженный отзыв А.С. Пушкина. «Вот явление, неожиданное в нашей литературе, - писал он в послесловии к «Долине Ажитугай». - Сын полудикого Кавказа становится в ряды наших писателей, черкес изъясняется на русском языке свободно, сильно и живописно». Султан Казы – Гирей подготовит также записку с предложениями по политическому переустройству Северного Кавказа. Основные идеи будут изложены в работе «О методах благоразумного покорения русским правительством горцев Северного Кавказа».

     Перед поездкой Императора Николая I на Северный Кавказ и Грузию в 1836 году генерал-адъютант граф Бенкендорф сообщил полковнику князю Хан – Гирею, что Государю угодно, чтобы он написал для него записку о горских племенах. Личный биограф Хан – Гирея Бурнашев В.П. по этому поводу написал:

     «Граф Александр Христофорович Бенкендорф [обращаясь к князю Хан - Гирею] сказал: «Из разговоров твоих, Гирей, заметно, что ты таки порядочно знаком с историей горских кавказских племен. Государю императору угодно ехать на Кавказ будущим летом… Государю угодно, чтобы ты написал собственно для него записку о горских племенах, о которых, как слышно, ты кое – что уже имеешь у себя написанное. Надо, чтобы такая записка была у государя не позже, как через два месяца или даже через шесть недель…». Менее чем через шесть недель готова была рукопись Гирея: «Адыги (черкесы) и все близкие с ними племена» в отлично каллиграфическом виде, и украсив богатым атласным с золотыми тиснениями переплетом, автор поднес Императору Николаю. Государь остался доволен трудом своего флигель – адъютанта горца, несколько раз поставляя его в пример многим другим из своих приближенных офицеров и полушутя, полусерьезно отзывался о нем, называя его «le Karamsine de la Circassia».

    По прибытии во Владикавказский округ Государь Император остановился в доме коменданта крепости. Государь с бруствера цитадели долго любовался величественной панорамой гор Большого Кавказского хребта, сверкающих своими снежными вершинами. Выше всех возвышался гордый Казбек, воспетый Пушкиным. На городской площади Николай Павлович принял парад гарнизонных войск. Перед его взором прошли части боевых полков и батальонов: егеря, пехота, казаки, кавалерия, артиллерия, полки Навагинский, Тенгинский, Нижегородский... Беседуя с офицерами, царь интересовался положением дел на Кавказе, настроением боевых частей. «Край везде спокоен. Все ездят без конвоя, даже по самой границе и до Владикавказа», - писал Государь. На следующий день, отстояв службу в Спасо-Преображенской церкви, при громких криках "ура" и салюте из крепостных орудий Император отбыл в Екатериноград, затем в Прохладную, Пятигорск, Георгиевск и Ставрополь.

     В феврале 1855 года Государя Императора Николая Павловича не стало. Не стало того, кто так любил казаков, кто сына своего пожаловал Шефом Атаманскому полку, приблизил полк к себе, даровал ему права гвардии, кто даже похороненным пожелал быть в казачьем мундире. Известие это потрясло казаков. Многие плакали на панихиде.

Казачья команда 21 ноября 1855 года была развернута в Лейб-Гвардии Кавказский казачий эскадрон. 2 феврале 1861 года, после реорганизации Черноморского и Кавказского казачьих войск (стали называться Кубанским и Терским казачьими войсками) с конвоем был соединен личный состав Лейб-Гвардии Черноморского дивизиона.

 Лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион. 1858 год

 Августейший Главнокомандующий Кавказской Армией, Великий Князь Михаил Николаевич, горячо приветствуя новое формирование эскадронов Конвоя, ходатайствовал перед Государем Императором о пожаловании Лейб - Гвардии Терскому казачьему эскадрону своего Штандарта; «В виду соревнования Войск, отличавшихся постоянною храбростью и своими подвигами довершивших славное покорения Кавказа». Государь Император повелел для Терского эскадрона изготовить отдельный Георгиевский Штандарт по образцу регулярной кавалерии с надписью: «За боевую службу на Кавказе». 12 декабря Терцы удостоены следующей Императорской грамоты:

     «Собственного Нашего Конвоя Лейб - Гвардии Кавказскому Терскому казачьему эскадрону. В ознаменование особого монаршего благоволения к Терскому казачьему Войску, Всемилостивейше жалуем Лейб - Гвардии Кавказскому Терскому казачьему эскадрону Собственного Нашего Конвоя препровождаемый при сем Георгиевский Штандарт с надписью: «За отличную боевую службу Терского казачьего войска». Повелеваем, Штандарт сей, освятив по установлению, употреблять на службу нам и Отечеству с верностью и усердием, российскому воинству свойственными. АЛЕКСАНДР».

     Вступив на службу при Высочайшем дворе, Лейб - Гвардии Кавказский Терский казачий эскадрон с нетерпением ожидал свой Георгиевский Штандарт:

     «Желанный день наступил 8 октября 1868 года. В этот день, в 11 часов утра, в Золотой зале Зимнего дворца происходила торжественная прибивка Терского Штандарта. Государь Император Александр II изволил собственноручно вбить два первых гвоздя и передал молоток Наследнику Цесаревичу, сделавшему то же самое. За Наследником Престола, вбили гвозди присутствовавшие на церемонии прибивки Штандарта особы Императорской Фамилии. Далее следовали старые кавказцы из Государевой Свиты, командир Конвоя, господа офицеры Лейб - Гвардии Кавказского Терского казачьего эскадрона, и, наконец, закончили прибивку Штандарта положенное законом число унтер-офицеров и казаков эскадрона. Через два часа, в Михайловском манеже, состоялось освящение Штандарта и передача его эскадрону. Терский эскадрон Конвоя в конном строю, при полной парадной форме, в алых черкесках и белых бешметах, выстроился в манеже. Перед серединою фронта эскадрона был поставлен аналой, возле которого находились певчие придворной капеллы и духовенство. Против аналоя, с новым Георгиевским Штандартом Конвоя, стоял унтер-офицер казак, заслуженный георгиевский кавалер, при адъютанте Государева Конвоя. В Михайловский манеж прибыли все командиры отдельных частей Гвардии и свободные от службы офицеры кавалерийских полков. Также прибыли в манеж Их Императорские Высочества Великие Князья: Николай Николаевич, Владимир Александрович и Наследник Цесаревич Государь и Великий Князь Александр Александрович. Вслед за ними, в манеж изволил прибыть и Государь Император. Его Величество и Наследник Цесаревич были в парадном казачьем мундире Собственного Конвоя. Поздоровавшись с Терским эскадроном и объехав его фронт, Государь Император приказал скомандовать «на молитву». После сигнала трубачей, раздалась команда: «На молитву шапки долой!». Государь, а также все бывшие верхом чины его Свиты спешились. Начался молебен. В конце его, протопресвитер Бажанов произнес установленную при освящении Знамен и Штандартов особую молитву: «Да будет сие Знамение - знамением победы!» По освящении Штандарта, Государь Император Александр II вручил его командиру своего Конвоя, флигель-адъютанту полковнику Шереметеву, принявшему вновь пожалованную святыню Конвоя, преклонив колено. Как только командир Конвоя передал Штандарт штандартному унтер-офицеру, и последний, следуя за адъютантом Конвоя, направился к строю, громовое и восторженное «ура» всех чинов Лейб - Гвардии Кавказского Терского казачьего эскадрона потрясло Михайловский манеж и стихло только лишь по знаку самого Государя Императора, выехавшего перед фронт - эскадрона. «Поздравляю вас, казаки, с новым Штандартом, - сказал Государь. - Я лично имел случай убедиться в славной боевой службе и, жалуя вам Штандарт, уверен в том, что вы будете служить так же, как и ваши кавказские товарищи!» Вновь могучее «ура» раздалось в ответ на слова Государя. Затем эскадрон прошел повзводно церемониальным маршем».

 Штандарт терских сотен конвоя

     Собранный в станице Прохладной Терский эскадрон, в мае 1868 года окончательно был сформирован. Государь Император Александр II, в сопровождении двух сыновей, Наследника Цесаревича Александра Александровича и Великого Князя Владимира Александровича, посетил Кавказ в 1871 году. Высокие Гости побывали в целом ряде поселений. 18-го сентября прибыли во Владикавказ, ставший уже городом и центром Терской области. К прибытию Императора, как к событию неординарному, в Терской области готовились долго и тщательно. На границе области Монарха и сопровождающих его лиц встречали командующий войсками Терской области генерал-адъютант гр. М. Лорис-Меликов, начальник штаба полковник Золотарев и другие местные начальствующие лица. Среди встречавших были по два представителя от пяти наиболее многочисленных народов, населявших область, - казаков, осетин, кабардинцев, чеченцев, кумыков. Во всех населенных пунктах области - казачьих станицах, горских аулах, русских слободах - народ выходил навстречу Царю-Освободителю с хлебом-солью.

     В 1877 году казачий конвой, сопровождая Императора Александра II на Балканский театр военных действий Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, с отличием проявил себя участием в боях против турок. Со второй половины ХIХ столетия казаки - конвойцы также несли службу в Крыму в Ливадийском дворце, во время отдыха там Императора и членов его семьи. Особым днем в истории Конвоя стал день 1 марта 1881 года, когда восемь казаков - конвойцев сопровождали Императора Александра II и во время покушения на него народовольцев были ранены при взрыве бомб, а один из них скончался. 12 марта 1891 года эскадроны стали именоваться сотнями. Для казаков двух Кавказских войск служба была не менее почетна, чем для горцев, и они по праву гордились оказанным им доверием охранять высшее лицо государства и находиться вблизи престола... В мирное время конвой дислоцировался в Царском Селе. Знаки отличия, которые имели Терские сотни: георгиевский штандарт с надписью "За отличную боевую службу Терского казачьего войска” (1867 год); три серебряных трубы "1830 год”; знаки на головные уборы с надписью "За Ловчу 25-го августа 1877 года”.

     За время царствования Императора Александра II Терские казаки были награждены: 1-й и 2-й Волгские полки, Георгиевскими штандартами; Лейб-Гвардии Кавказский Терский казачий эскадрон Собственного Его Императорского Величества конвоя и 2-й Владикавказский полк, Георгиевскими серебряными трубами; 1-я и 2-я конно-артиллерийские батареи, 4-я сотня Кизляро-Гребенского и 1-я сотня Сунженского полков, простым знаменем; 2-й Владикавказский полк, знаками отличия на головные уборы.

В день праздника Конвоя, 4 октября 1883 года, Высочайше утвержден особый нагрудный знак за службу в Собственном Конвое, состоящий из вензелевого изображения Имени Императора Александра III, с короной наверху.

 

Вензель окружался лавровым венком, переплетенным Андреевской лентой, с надписью на ней золотыми буквами: вверху - «За службу в Конвое Его Величества», а внизу - «4-го октября 1883 года». Офицерский знак - золотой, с лентой голубой эмали; для унтер-офицеров и казаков - из белого металла и посеребренный. 24 мая 1884 года утверждено положение об этом знаке. Право ношения его сохранили все чины Конвоя при переводе в другие части и при увольнении от службы. Знак жаловался не иначе, как за беспорочную службу в Конвое в течение трех лет. Офицерский знак для служивших в Царствование Императора Александра III и Императора Николая II - золотой, чеканной работы, состоял их двух перекрещивающихся букв «А. III Н. II» окруженных венком из лавровой и дубовой ветвей; при соединении их, над двойным вензелем - Императорская корона. Ветви обвиты голубой эмалевой лентой с бантом внизу.

     В 1888 году Александр III посетил Кавказ вторично. Государь Император специально отправился на Северный Кавказ, чтобы посетить столицы Терского и Кубанского Казачьих Войск. В путешествии с ним также находились его супруга Императрица Мария Федоровна и сыновья - Наследник Цесаревич Николай Александрович и Великий Князь Георгий Александрович. 17 сентября Царский поезд прибыл в Ростов-на-Дону, и оттуда, через Минеральные Воды и Прохладную, проследовал во Владикавказ. Царский поезд прибыл во Владикавказ 18 сентября 1888 года в пять часов вечера. На разукрашенном флагами и цветами, коврами и шелками Владикавказском вокзале Их Величеств встречали помощник Главного Начальника на Кавказе генерал-адъютант Шереметев, военное начальство, городской голова с гласными городской думы, почетные горожане, просто жители города. Государь Император и Наследник вышли из вагона одетые в казачью форму Терской Сотни Конвоя Его Величества и приняли хлеб-соль от городского головы Владикавказа П. Лилиева. С вокзала Александр III со свитой проследовал в старый (военный) собор, ставший тремя годами ранее кафедральным. В храме были собраны учащиеся всех учебных заведений города. Службу вел епископ Владикавказский Преосвященный владыка Иосиф (в миру - Иван Чепиговский, кубанский казак, потомок знаменитого Захария Чепиги, приведшего черноморцев на Кубань) с сонмом духовенства. После богослужения Царь отправился в дом начальника области. По улицам всю дорогу Государя встречали толпы народа - горожане и приезжие - с восторженными приветствиями. На площади перед домом Их Величеств встречали представители всех народов и всех казачьих станиц Терской области, а также георгиевские кавалеры. Вечером состоялся обед. Город был украшен иллюминацией, повсюду развевались флаги.

     Государь Император Николай II состоял шефом многих полков и на смотрах появлялся в их форме. Известен его замечательный портрет на вороном коне и в красной черкеске "Собственного Его Императорского Величества Конвоя".

 Николай II в форме Собственного Его Императорского Величества Конвоя

     В дни празднования 100-летнего юбилея Собственного Его Императорского Величества Конвоя, 19 мая 1911 года, среди депутации от Терского казачьего войска присутствовали старые конвойцы из станицы Котляревской. «На третий день юбилейных торжеств, 19 мая, в 3 часа дня, настоятель Царскосельского Екатерининского собора совершил освящение нового офицерского Собрания Конвоя. На освящении присутствовали: командир, все офицеры Конвоя с их семьями, прибывшие на юбилей старые конвойцы, депутации от Кубанского и Терского Казачьих Войск и представители воинских частей, принимавших участие в юбилейных торжествах Конвоя. В тот же день, в 4 часа 30 минут, происходила джигитовка Конвоя перед Екатерининским дворцом. Для встречи Государя, сотни Конвоя в обыкновенной форме (синий мундир при алом бешмете) были выстроены на дворцовой площадке в пешем строю, имея на правом фланге хор трубачей Лейб - Гвардии Кирасирского Его Величества полка, а на левом - конный строй своих лучших джигитов, под командой сотника Скворцова. Внутренняя площадь Большого дворца была окаймлена по всей правой половине тысячной шпалерой зрителей, вплоть до Царского подъезда. На подъезде находились: атаманы, генералитет, чины Государевой Свиты и все депутации, прибывшие на юбилей Конвоя…

     Государь Император на джигитовку прибыл с Августейшими детьми. Государь и Наследник Цесаревич имели на себе синий мундир Конвоя. Поздоровавшись с трубачами, с кирасирами и с казаками Конвоя, Государь разрешил командиру начать джигитовку. По знаку, данному командиром Конвоя, вся команда джигитов, стоя на седлах, с гиком, стрельбой, с кинжалами в зубах и отдавая честь Государю, пронеслась с правой стороны дворцовой площади на левую и оттуда, справа по одному, полетели назад с рубкой лозы и глиняных пирамид. Удары шашкой были настолько точно, метко и правильно направлены, что разрубленная пирамида оставалась стоять, не разваливаясь. После рубки следовала «вольная» и «групповая» джигитовка. Зрители не успевали следить за отдельными номерами карьером мчавшихся лихих джигитов. Перед их глазами, как в калейдоскопе, мелькали всадники, с большой смелостью проделывая «двойные прыжки» (перескакивание через коня, карьером мчавшегося, с одной его стороны на другую), «вертушки» (перевернувшись в воздухе, казак вскакивал на шею коня, лицом к его крупу), «скашовки» (на полном карьере казак откидывался и подхватывал с земли папаху). Трудно было сосредоточиться на каком-либо отдельном всаднике. Проносились конвойцы, стоя вверх ногами, некоторые вскакивали на круп лошади, на карьере снимали свое седло и, держа его в руках, стояли на крупе мчавшегося коня…

    «Римской колесницей» - казак, стоя на коне, гнал впереди себя тройку коней, «трапецией» - два казака, несясь карьером держали между собою шест, на котором стоял третий с сотенным значком, и другими групповыми номерами, была закончена джигитовка, вызвав удивление Государя Императора, восторг Августейшего Атамана Государя Наследника и общее восхищение ловкостью, лихостью и храбростью джигитов-казаков Конвоя. Его Величество Государь Император несколько раз благодарил командира и пожелал лично выразить джигитам Конвоя Свою Царскую благодарность. Конвойцы спешились и, передав лошадей назначенным коноводам, выстроились перед Государем. Государь подошел к ним, всех благодарил за удалую джигитовку и расспрашивал отдельно некоторых казаков о том, как давно служит в Конвое, получал ли раньше призы за джигитовку, а если получал, то, что именно. Затем происходила раздача призов».

     21 февраля 1913 года исполнилось 300 лет со дня призвания на Царство первого Монарха из Дома Романовых. В течение 300 лет самоотверженно выполняли великий подвиг Царственного служения Цари из Дома Романовых. Династия выдвинула не только мудрых правителей и великих полководцев, но и мучеников за русский народ, за честь и достоинство Великой России.

     «В первый день празднования 300-летия Царствования Дома Романовых, Их Величества принимали поздравления в Зимнем дворце, в зале рядом с Малахитовой гостиной. Командир и офицеры Конвоя имели честь присутствовать на этом торжестве и лично принести поздравления Государю и Государыням…В Царствование Государя Императора Николая II, в один из дней Рождественских праздников для чинов Конвоя и Сводного полка устраивалась елка в Царском Селе, в придворно-конюшенном манеже. В первый день Рождества Христова, Государь с Августейшей Семьей присутствовал на Богослужении в Феодоровском Государевом соборе, который считался полковой церковью Собственного Конвоя и Сводного полка. Феодоровский собор был сооружен [в 1913 году] при непосредственном участии самой Государыни Императрицы. Это был храм древнерусской церковной архитектуры. Собор состоял из двух храмов: нижнего-«пещерного» храма, украшенного старинными иконами, и верхнего храма. На правом клиросе верхнего храма, на особом возвышении было место, предназначенное только для Царской Семьи. Кроме того, в верхнем храме у боковой стены алтаря находилась келья Государыни Императрицы. На стенах кельи, обитых темной парчой, висели иконы древнерусского письма, озаренные светом лампад. Государь Император, Государыня Императрица и их Августейшие дети подъезжали к собору не к главному, а к боковому входу, где Их Величеств ожидала «Встреча» Собственного Конвоя. Царская Семья входила в Феодоровский собор через боковую дверь, на правый клирос. В храме казаки Конвоя и солдаты Сводного полка стояли впереди всех присутствующих в нем, непосредственно за клиросами, во всю ширину собора, имевшего четыре массивные колонны. По желанию Государя, почти всегда при всех Богослужениях в Феодоровском соборе, пел прекрасный хор казаков Конвоя. Хором Конвоя управлял известный его регент, старший урядник Ромащенко. Не имея никакой специальной музыкальной школы, только благодаря своему природному таланту, любви к церковному пению и исключительному знанию казачьих песен, урядник Ромащенко поставил хор Конвоя на такую высоту, что он свободно мог конкурировать с лучшими русскими хорами. Вся Царская Семья знала, любила и ценила хор своих конвойцев, о чем и после многих лет жизни вне Родины вспоминала Великая Княгиня Ольга Александровна: «Помню, как чудно пели по субботам в Царском Селе в Феодоровском соборе казаки, и как мы любили эту всенощную…

     В день Крещения Господня происходил Высочайший выход и производился крещенский парад в Зимнем дворце. Во дворец прибывали взводы от военных училищ и войсковых частей Гвардии со своими Знаменами и Штандартами и, к назначенному времени, выстраивались в залах дворца. Взводы от Гвардейских пехотных частей - в Николаевском зале. В Гербовом - от Гвардейской кавалерии. На правом фланге войск - взвод Конвоя со своим Штандартом. На другой стороне Николаевского зала, против Гвардейской пехоты, находились высшие чины Императорского Двора, министры, дипломатический корпус, генералитет, представители города Петербурга и другие приглашенные лица. Обер-гофмаршал граф Бенкендорф с большим золотым жезлом, увенчанным двуглавым орлом торжественно объявлял о выходе Их Императорских Величеств. Государь Император шествовал в первой паре со Своей Августейшей Матерью Государыней Императрицей Марией Феодоровной. Государыня Императрица Александра Феодоровна - во второй паре со старшим из присутствующих великих князей. Затем следовали великие князья и великие княгини, по старшинству престолонаследия. В Николаевском зале Государя встречал с рапортом Главнокомандующий войсками Гвардии и Петербургского военного округа, генерал-адъютант Великий Князь Николай Николаевич. Обойдя фронт выстроенных войск, и поздоровавшись с ними, Государь, Государыня, великие князья и великие княгини следовали в собор Зимнего дворца. По окончании Богослужения, шел крестный ход на Иордань по залам дворца и, спустившись по Иорданской лестнице, выходил к Дворцовой набережной. На набережной, против Иорданского подъезда, ко дню Богоявления ежегодно сооружалась специальная часовня. Часовня имела синий с золотыми звездами верх, украшенный крестом. Впереди крестного хода шли певчие придворной капеллы и многочисленное духовенство, во главе с С.-Петербургским митрополитом. За духовенством следовал Государь, великие князья и Государева Свита, в составе которой находился командир Конвоя. За Царской Свитой несли Знамена и Штандарты воинских частей. Государыня Императрица и великие княгини следовали с крестным ходом по залам дворца до Помпеевской галереи, а затем направлялись во внутренние покои и из окон дворца наблюдали шествие крестного хода на Иордань и водоосвящение на Неве. Во время шествия крестного хода войсковые хоры музыки и трубачей играли молитву «Коль Славен». Певчие пели положенный тропарь. На Дворцовой набережной выстраивались войска, а Знамена и Штандарты устанавливались у Иордани полукругом, посредине которого находился Государь с великими князьями. Обряд освящения воды в заранее приготовленной проруби лично совершал С.-Петербургский митрополит. По окончании водоосвящения митрополит кропил святой водой Государя, великих князей, Знамена и Штандарты. Затем крестный ход, в том же порядке, как следовал на Иордань, возвращался во дворец. Духовенство шло в храм дворца, а Государь со Свитой останавливался в Гербовом зале….

     После объявления Высочайших манифестов о войне с Германией и Австрией и приема членов Государственного Совета и Государственной Думы в Зимнем дворце, Государь пожелал посетить первопрестольную Москву и поклониться ее Святыням. Для сопровождения Царской Семьи, в поезд литера «Б», был назначен соответствующий наряд Конвоя Лейб - Гвардии от 4-й Терской сотни… Императорские поезда отбыли из Петергофа 3 августа и днем следующего дня подошли к Царскому павильону Александровского вокзала города Москвы. Приняв почетный караул и представление высших начальствующих лиц, Государь, Государыня, Наследник Цесаревич и Великие Княжны в открытых экипажах проследовали в Кремль. Царскую Семью, на всем пути ее следования, восторженно приветствовали огромные толпы народа под непрерывный трезвон всех московских церквей. У раскрытых настежь дверей храмов стояло в полном облачении духовенство и Святым Крестом благословляло Государя Императора и его Августейшую Семью. У часовни Иверской иконы Божьей Матери Их Величества остановились, чтобы приложиться к Святому образу. 5 августа в Георгиевском зале Кремлевского дворца были собраны все общественные представители города Москвы, во главе с городским головой, приветствовавшие Государя по случаю начавшейся войны. На их патриотические приветствия Государь изволил ответить: «В час военной грозы, так внезапно и вопреки Моим намерениям надвинувшейся на миролюбивый народ мой, Я, по обычаю Державных Предков, ищу укрепления душевных сил в молитве у Святынь Московских, в стенах древнего московского Кремля. В лице вашем, жителей дорогой Мне Первопрестольной Москвы, Я приветствую весь верный мне русский народ, повсюду и на местах и в Государственной Думе, и в Государственном Совете, единодушно откликнувшийся на мой призыв встать дружно всей Россией, откинув распри, на защиту Родной Земли и Славянства… В Троице-Сергиевой Лавре Царская Семья присутствовала на молебне и приложилась к мощам преподобного Сергия. Из Лавры Государь, Государыня, Наследник Цесаревич и Великие Княжны со станции «Сергиево» отбыли непосредственно в Царское Село…».

     С самого начала войны казаки Конвоя начали получать из дому тревожные вести о ранениях или, что самое страшное, гибели на фронте родных и близких. После каждого подобного письма командиры сотен получали очередные рапорта с просьбой об отправке в действующую армию.

     В войне 1914 года Терское Казачье Войско выставило по мобилизации: на Австро-Германском фронте: 1 – й Кизляро-Гребенский генерал Ермолова полк; 2 – ую Терскую конную казачью батарею; 1 – й Волгский полк, и 1 Терскую Казачью Дивизию, которая состояла из: 2 – го Кизляро-Гребенского полка, 2 – го Горско – Моздокского полка, 2 – го Волгского полка и 2 – го Сунжеско – Владикавказского полка. На Кавказском фронте: 1 – й Горско – Моздокский полк; 1 – й Сунжеско – Владикавказский полк; 3 – й Кизляро – Гребенский полк; 3 – й Горско – Моздокский полк; 3 – й Волгский полк; 3 – й Сунжеско – Владикавказский полк и 1 – ая Терская конная казачья батарея.

        Вновь сформированные в 1915 году: 1 – й и 2 – й Терские пластунские батальоны, 3 – я Конно-Горная Терская казачья батарея и половина 9 – й Конно – Горной Терско – Кубанской батареи. В феврале 1915 года была сформирована 5-я Сводная казачья сотня (из кубанцев и терцев). В 1915-1916 годах 1-я Кубанская и 4-я Терская сотня принимали участие в боевых действиях на Юго-Западном фронте.

Возвращаясь с Кавказского фронта, Государь Император Николай II прибыл в конце ноября 1914 года во Владикавказ. Накануне этого события «Терские Ведомости» от 3 декабря 1914 года поместили обращение Владикавказского головы Гаппо Баева: «Посещение Государем Императором Кавказа в эту великую годину новой отечественной войны, в разгаре боя на Кавказском фронте. Его бодрящее слово – ко всему населению Кавказа… налагает на граждан Владикавказа сугубый долг преданности и благодарности за оказываемую городу высокую честь своим посещением в ближайшие дни».

      Маршрут кавказской поездки Государя был таков: Екатеринодар - Дербент - Тифлис - Каре - Сарыкамыш - вновь Каре - вновь Дербент - Владикавказ - Ростов-на-Дону. Императора сопровождали обер-гофмаршал генерал-адъютант гр. Бенкендорф, флаг-капитан Его Императорского Величества генерал-адъютант Нилов, командир Собственного Е.И.В. Конвоя свиты генерал-майор гр. Граббе, флигель-адъютант Дрентельн, гр. Шереметев, гр. Саблин, лейб-хирург Федоров.

   4 декабря на расположенной в нескольких верстах севернее Владикавказа железнодорожной станции Беслан Императора встречал генерал-губернатор Терской области и Наказной Атаман Терского Казачьего Войска генерал-лейтенант С. Флейшер. На вокзале во Владикавказе Государя приветствовали губернский предводитель дворянства камер-юнкер С. Бурсак и городской голова Г. Баев. При обходе почетного караула Императору имели счастье представиться депутации: от дворян Терской области, от города Владикавказа и других городов области, от Всероссийского Земского Союза, купеческого сословия, ремесленников, мастеровых и рабочих Владикавказской железной дороги. С вокзала Государь Император Николай II с генерал-лейтенантом Флейшером отбыл в новый кафедральный собор на молебен. Почетный конвой следовал верхами за Царским автомобилем. При входе в собор Его Величество был встречен епископом Антонием, произнесшим приветственное слово. Был отслужен молебен, Государь прикладывался к Кавказской православной святыне - чудотворной Моздокской (Иверской) иконе Божией Матери, и принял в подарок копию этой иконы. Осетинское духовенство преподнесло в дар Императору икону Святого Георгия Победоносца. По окончании богослужения Император почтил своим присутствием Терский Войсковой Казачий Круг, который состоялся у собора. Войсковой старшина поднес Царю хлеб-соль, и под звуки русского гимна "Боже, Царя храни", а затем марша Терского Казачьего Войска Император обошел Войсковой Круг. Затем Николай II принял хлеб-соль также от русского крестьянского населения области и от местных горских народов.

      Из дневника Государя Императора Николая II: «4-го декабря. Четверг. На ст. Беслан в поезд вошел Терский атаман ген. Флейшер. В 10 час. прибыл во Владикавказ с чудным солнцем. Поч.[етный] кар.[аул] от отличной дружины ополчения, прием депутаций и пр. Поехал в новый войсковой собор, около кот.[орого] стоял войск.[овой] круг и представители народностей всей Терской области. Город тоже неузнаваем с 1888 г. Объехал несколько лазаретов и под конец Владикавказский кадетский корпус. Оттуда на вокзал. Уехал в 1.45. Вид был чудесный на хребет — Казбек любезно показался. До обеда на ст. Минер.[альные] Воды было много депутаций от Ставропольской губернии и тьма народа. Погода была мягкая».

     В пути Государь удостоил генерал-лейтенанта С. Флейшера телеграммой, в которой говорилось: «Посещение Государем поручаю Вам передать терским казакам и населению области Мою сердечную благодарность за их молитвенные благожелания, с особым удовольствием вспоминаю Мое хотя и недолгое пребывание во Владикавказе среди близких Моему сердцу терских казаков».

     «В наступивший праздник Конвоя Его Величества - 4 октября 1915 года, в Царской Ставке состоялся парад двум сотням Конвоя, несшим там свою службу. К одиннадцати часам утра у губернаторского дома выстроились конвойцы в пешем строю. Перед строем у аналоя с крестом, Св. Евангелием и иконой Небесного Покровителя Конвоя - Святого Иерофея, духовенство в полном праздничном облачении ожидало Государя. Государь в форме своего Конвоя, выйдя из губернаторского дома и приняв строевой рапорт от командира Конвоя, подошел к строю конвойцев и поздоровался с сотнями. Затем Государь Император, как всегда, медленно обошел фронт сотен Конвоя и, смотря ласково и внимательно в лицо каждому офицеру и казаку, поздравил свой Конвой с праздником 102-й годовщины битвы под Лейпцигом. Государя сопровождал, накануне впервые приехавший в Ставку, Наследник Цесаревич, также как и Государь, имевший на себе мундир Собственного Императорского Конвоя, в чине хорунжего. После совершенного духовенством молебна, во время которого пел хор казаков Конвоя, сотни прошли перед Государем церемониальным маршем, удостоившись Царской благодарности.

Император Николай II и цесаревич Алексей в форме Собственного Его Императорского Величества Конвоя. 1915 год

     В Царском Селе в эти два дня праздников в Феодоровском Государевом соборе были отслужены молебны в присутствии Государыни Императрицы и Великих Княжен. В Ставке 5 октября офицеры и казаки Конвоя явились в могилевский собор. К началу службы в собор прибыли Государь с Наследником Цесаревичем, чины Свиты и Штаба Верховного Главнокомандующего, во главе с Начальником Штаба. После Св. Литургии, был совершен молебен о здравии Августейшего именинника. К Высочайшему завтраку было приглашено больше чем обычно лиц. Все офицеры сотен Конвоя, служивших в Царской Ставке, имели честь получить это приглашение. Делегация Конвоя, в составе командира, его помощника и адъютанта есаула И.Ветра, специально к праздникам прибывшего из Петрограда, принесла Государю Наследнику Цесаревичу поздравление от имени всех офицеров и казаков Собственного Его Императорского Величества Конвоя».

     Во время войны августа 26 дня 1916 года Государь Император Всемилостивейше соизволил принять звание Шефа 1 – го Кизляро – Гребенского Генерала Ермолова полка Терского Казачьего Войска, коему именоваться впредь 1 – м Кизляро – Гребенским Его Величества полком Терского Казачьего Войска… Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич Великий князь Алексей Николаевич назначается Шефом 1 – го Волгского полка Терского Казачьего Войска, которому именоваться впредь: « 1 – м Волгским Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полком Терского Казачьего Войска».

     2 марта 1917 г ода Император Николай II записал в своем дневнике: «Утром пришёл Рузский и прочёл свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, т. к. с ним борется соц[иал]-дем[ократическая] партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с кот.[орыми] я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!».

     Начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал-адъютант Алексеев издал приказ N 344, первый пункт которого гласил: «Находящийся в ведении Командующего Императорской Главной Квартиры Собственный его Величества Конвой включить в состав штаба Верховного Главнокомандующего и переименовать в Конвой Верховного Главнокомандующего».

    «В последний день пребывания в Могилеве царь прощался в зале управления дежурного генерала со всеми чинами штаба. Офицеры Конвоя выстроились на левом фланге, а вахмистры и урядники вместе с представителями Сводного пехотного полка — на лестнице, ведущей в штаб. В точно назначенное время вошел государь. Он был одет в серую кубанскую черкеску, с шашкой через плечо. На груди висел лишь один Георгиевский крест, ярко белевший на темном фоне черкески... Николай II окинул грустным взглядом присутствующих. Левую руку с зажатой в ней папахой он держал на эфесе шашки. Правая была опущена и сильно дрожала. Лицо было еще более осунувшимся и пожелтевшим.

     — Господа! Сегодня я вижу вас в последний раз, — голос царя дрогнул, и он смолк.

     В помещении, где было собрано несколько сот человек, наступила гнетущая тишина. Никто даже не кашлянул, все смотрели на царя. Взволнованный, он начал обходить строй офицеров. Однако, попрощавшись с тремя первыми, государь не выдержал и направился к выходу. В последний момент увидел конвойцев, стоящих в алых парадных черкесках. Подошел к ним. Обнял полковника Киреева и поцеловал его. В этот момент хорунжий Лавров, гигант двухметрового роста, не выдержав напряжения, упал прямо к ногам царя…Перед отъездом Николай II решил еще раз повидаться с офицерами Конвоя и Сводного полка. Войдя в зал, царь молча поклонился им… Спускаясь по лестнице, увидел вахмистров, урядников и трубачей. Они стояли на коленях, у большинства на глазах блестели скупые мужские слезы. Царь сильно побледнел. Подошел к ним, обнял каждого и по русскому обычаю троекратно поцеловался с каждым… 9 марта около 11 часов Николай II приехал в Царское Село. Казаки 2-й лейб-гвардии Кубанской и 3-й Терской сотен, узнав об этом, без какой-либо команды выстроились у своих казарм. По пути в Александровский дворец царь должен был обязательно проехать мимо них. Примерно через час ожидания показался царский автомобиль. Увидев строй конвойцев, шофер без команды замедлил ход. Николай II поднялся, поздоровался с казаками. В ответ прозвучало громкое: «Здравия желаем, Ваше Императорское Величество!». Это была последняя встреча царя, лишенного уже свободы постановлением Временного правительства, со своим Конвоем».

30 марта 1917 года конвой был расформирован.

17:15
1438

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Казак В. В. Орлов-Денисов - герой Отечественной войны 1812 года
Командир Атаманского казачьего полка в войнах против наполеоновской Франции С.Ф. Балабин 2-й
Помимо всем известных 11 казачьих войск существовали и десятки других войск и частей как казачьих так и находящихся на положении казачьих
Как инородцы становились казаками