В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества

Казачьи части в Великой Отечественной войне

На рассвете 22 июня 1941 года, в один из самых продолжительных дней в году, гитлеровская Германия, вопреки чаяниям советского руководства, начала войну против Советского Союза. Три мощные группы германских армий двинулись на восток. На севере фельдмаршал В. Р. фон Лееб направлял удар своих войск через Прибалтику на Ленинград. На юге фельдмаршал Г. фон Рунштедт нацеливал свои войска на Киев. По центру этого огромного фронта двинулась самая сильная группировка войск фельдмаршала Ф. фон Бока, которая развернула свои операции в направлении Минска. Так началась самая кровопролитная война в мировой  истории.

С началом Великой Отечественной войны казачьи части, как регулярные, в составе Красной армии, так и добровольческие, приняли активное участие в боевых действия против немецко-фашистских захватчиков. С первых минут войны, уже в 4 часа утра 22 июня на направлении Ломжи вел неравный кровопролитный бой 94-й Белоглинский Кубанский казачий полк подполковника Н.Г.Петросьянца, вскоре подключились 48-й Белореченский Кубанский и 152-й Терский казачьи полки подполковников В.В.Рудницкого и Н.И.Алексеева. Развернули боевые действия части 210-й механизированной дивизии, образованной из бывшей 4-й Донской казачьей дивизии. В составе 2-го кавалерийского корпуса вступила в войну на территории Бессарабии 5-я Ставропольская казачья кавалерийская дивизия им. М.Ф.Блинова под командованием полковника В.К.Баранова и 9-я Крымская кавалерийская дивизия.

С начала войны в рядах Красной Армии воевали свыше 100 тысяч казаков, кавалерийские части несли большие потери. Например, только за один день 14 июля 5-я Ставропольская казачья кавалерийская дивизия потеряла 500 человек убитыми и ранеными, но нанесла тяжелое поражение 50-й пехотной немецкой дивизии. Погибло большинство казаков 6-й Кубано-Терской дивизии, вынужденной вести ожесточенные бои в окружении.

Кавалерийские группы совершали стремительные рейды в тыл врага, громя коммуникации. При этом сами они несли огромные потери. Как правило, пробиться назад через линию фронта удавалось лишь немногим. Массовый героизм проявили воины казачьих дивизий в битве под Москвой. Так, эскадрон 37-го полка из кавказской группы Льва Михайловича Доватора под командованием лейтенанта Владимира Красильникова вел неравный бой с наступающей пехотой и танками врага. За два часа воины отбили три атаки, уничтожили пять танков и около сотни солдат противника. От всего эскадрона в живых осталось только семь казаков. На южных подступах к Москве действовал 2-й кавалерийский корпус Павла Алексеевича Белова (из донских, кубанских и ставропольских казаков), уже зарекомендовавших себя в боях на Украине. Корпус Белова нанес контрудар по правому флангу 4-й германской армии, задержав ее продвижение. Подобных подвигов за годы Великой Отечественной войны было немало.

Вероломное нападение фашистской Германии на СССР вызвало среди казаков, как и всего народа, огромный подъем патриотизма. По станицам и хуторам прокатилась волна митингов. Участники их клялись громить врага до последнего вздоха. На территории Северо-Кавказского военного округа при районных центрах казачьих областей, включенных в этот округ, создавались истребительные батальоны для борьбы с парашютными десантами и диверсионными группами немцев. Личный состав этих батальонов комплектовался гражданами, освобожденными от призыва в армию по возрасту или по другим причинам. Численность каждого из батальонов составляла 100-200 бойцов.

В начале июля 1941 года на заседании Ростовского обкома ВКП(б) было принято решение о создании в городах и станицах области отрядов народного ополчения. Такие же отряды стали создаваться и в Сталинградской области, в Краснодарском крае и на Ставрополье.

В середине июля 1941 года был создан Ростовский полк народного ополчения. В его ряды казаки вступали целыми семьями. Ростовский полк показал исключительно высокие качества уже в первых боях за родной город, и 29 декабря 1941 года он был зачислен в ряды Красной Армии.

Патриотическое движение по созданию добровольных воинских формирований из граждан непризывного возраста в начале войны получило широкий размах. В станице Урюпинской 62-летний казак Н.Ф. Копцов заявил присутствующим на митинге: «Мои старые раны горят, но еще сильнее горит мое сердце. Я рубил немцев в 1914 году, рубил их в гражданскую войну, когда они, как шакалы, напали на нашу Родину. Казака не старят годы, я еще могу пополам разрубить фашиста. К оружию, станичники! Я первый вступаю в ряды народного ополчения». Навеки прославил свое имя донской казак, участник первой мировой войны, вновь вставший на защиту своей Родины, полный Георгиевский кавалер Константин Иосифович Недорубов. В бою под Кущевской 2 августа 1942 года эскадрон 52-летнего К.И. Недорубова уничтожил свыше 200 солдат противника, из которых 70 лично зарубил командир эскадрона. За подвиг под станицей Кущевской старшему лейтенанту К.И. Недорубову присвоено звание Героя Советского Союза.

4 июля 1941 года Ставка Главного командования приняла решение о формировании кавалерийских дивизий легкого типа в составе трех полков. В Северо-Кавказском военном округе были срочно созданы 15 кавалерийских дивизий. К зиме 1941 года в кавалерию направлено около 500 тысяч человек, в основном казаков. Средняя численность новых кавалерийских дивизий составляла 3000 человек. Кавалерийский полк состоял из 4-х сабельных и 1-го пулеметного эскадрона, полковой батареи в составе 4 орудий 76-мм калибра и 2 орудий 45-мм калибра. Эскадроны имели на вооружении шашки, винтовки, ручные и станковые пулеметы.

В июле 1941 года полковник И.А. Плиев сформировал из казаков Кубани и Терека отдельную Кубанскую казачью дивизию, которой был присвоен № 50.

В это же время комбриг К.С. Мельник из казаков Сталинградской области сформировал отдельную Донскую казачью дивизию, которая получила № 53.

Несколько позже генерал-майор В.И. Книга сформировал на Ставрополье еще одну Донскую дивизию.

На Кубани также началось создание добровольческих кавалерийских эскадронов, полков и соединений, как, например, 62-й Тихорецкой, 64-й Лабинской, 66-й Армавирской, 72-й Кубанской кавалерийских дивизий из бойцов народного ополчения, военнообязанных старше 40 лет, а также 1-й, 2-й, 3-й Кубанских кавалерийских дивизий без ограничения возраста.

На Ставрополье были сформированы кадровая 11-я кавалерийская дивизия и 47-я отдельная кавалерийская дивизия и т.д.

В ноябре 1941 года созданы 10-я, 12-я и 13-я Кубанские, 15-я и 116-я Донские кавалерийские дивизии. Всего за годы войны из казаков было сформировано более 70 боевых частей.

За проявленную отвагу и, мужество и героизм всего личного состава кавалерийским дивизиям присваивались звания гвардейских дивизий.

Приказом Наркома обороны СССР от 26 ноября 1941 года за проявленное мужество и боевые заслуги 2-й кавалерийский корпус генерал-майора П.А. Белова преобразовали в 1-й Гвардейский кавалерийский корпус, старейшую 5-ю Ставропольскую имени Блинова казачью кавалерийскую дивизию генерал-майора В.К. Баранова – в 1-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию им. М.Ф. Блинова, 9-ю Крымскую кавалерийскую дивизию полковника Н.С. Осляковского – во 2-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию, 50-ю и 53-ю кавалерийские дивизии генерал-майора И.А. Плиева и комбрига К.С. Мельника – в 3-ю и 4-ю гвардейские кавалерийские соответственно.

В начале 1942 года добровольческие казачьи дивизии были зачислены в кадровый состав Красной Армии, приняты на полное государственное обеспечение, вооружены и укомплектованы командным и политическим составом.

Все добровольческие соединения Красной Армии получали материальное обеспечение за счет трудящихся края, где проходило формирование того или иного воинского формирования. Так, конный состав был мобилизован в казачьих станицах Дона, Кубани, Терека и Ставрополья. В городах и станицах началось изготовление повозок, тачанок, походных кухонь, седел, холодного оружия. Повсеместно организован пошив военной формы – гимнастерок, черкесок, бешметов, бурок, кубанок, сапог. Изготовление шашек шло в колхозных мастерских и кузницах. В количестве сотен единиц традиционные для терцев и кубанцев шашки кавказского образца, не уступавшие по качеству дореволюционным, ковали из вагонных рессор в железнодорожных мастерских Майкопа. А в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ) наладили промышленный, в десятки тысяч единиц, выпуск шашек уставного образца. Все холодное оружие тут же поступало на вооружение формируемых казачьих кавалерийских частей Красной Армии.

В начале 1942 года принято решение о сведении кавалерийских дивизий в корпуса. Одним из первых в марте был сформирован 17-й казачий кавалерийский корпус генерал-майора Н.Я. Кириченко. 4-го января 1942 года в 17-й казачий кавалерийский корпус были объединены 10-я, 12-я и 13-я Кубанские казачьи дивизии. В марте этого же года в состав 17-го казачьего кавалерийского корпуса вошли 15-я и 116-я донские добровольческие дивизии. А поскольку кавалерийский корпус в Красной Армии организационно состоял из четырех дивизий, то 10-ю Кубанскую дивизию расформировали, а ее личный состав усилил другие дивизии и тыловые подразделения. Одновременно корпус был заметно пополнен командирами и политработниками. Тогда же на вооружение корпуса стали поступать противотанковые ружья, автоматы, пулеметы, минометы и артиллерийские орудия.

На фронтах войны 17-й казачий кавалерийский корпус покрыл себя неувядаемой славой, принимая активное участие во многих боевых операциях Красной Армии. Особой стойкостью войска корпуса отличились в ходе битвы за Кавказ в 1942-1943 годах. За успешные бои на Кубани в августе 1942 года этому корпусу присваивается звание гвардейского, и он преобразовывается в 4-й Кубанский гвардейский казачий кавалерийский корпус. Гвардейскими стали и все его подразделения.

За боевые заслуги в разгроме врага 4-й Кубанский гвардейский казачий кавалерийский корпус награждался орденами: Красного Знамени, Ленина, Суворова II степени, Кутузова II степени, а также 18 благодарностями Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. За боевые заслуги 22 воина корпуса были удостоены звания Героя Советского Союза. О том, как воевал этот гвардейский корпус, свидетельствуют строки письма, найденного в ранце убитого под станицей Шкуринской немецкого солдата Альфреда Курца: «Все, что я слышал о казаках времен войны четырнадцатого года, бледнеет перед теми ужасами, которые мы испытываем при встрече с казаками теперь. Одно воспоминание казачьей атаки повергает в ужас и заставляет дрожать. По ночам я галлюцинирую казаками. Казаки – это какой-то вихрь, который сметает на своем пути все препятствия и преграды. Мы боимся казаков как возмездия всевышнего».

5-й Гвардейский Донской казачий кавалерийский корпус был сформирован по приказу Ставки Главнокомандования и телеграммы командующего войсками Закавказского фронта от 22 ноября 1942 года на базе 11-й и 12-й гвардейских Донских казачьих кавалерийских дивизий и 63-й кавалерийской дивизии. В состав корпуса также вошли: 585-й зенитный артиллерийский полк, 221-й танковый полк, 4-й отдельный дивизион связи, подвижной полевой госпиталь.

За время боевых действий 5-й Донской гвардейский казачий кавалерийский корпус истребил 59045 вражеских солдат и офицеров, взял в плен 23852 человека, уничтожил 676 танков и САУ, 128 бронемашин, 947 орудий, 97 самолетов, 1362 пулемета, 4572 автомашины, захватил 11 бронемашин, 311 орудий, 15 самолетов, 988 автомашин, 14 паровозов, 11248 лошадей.

За боевые заслуги корпус удостоен почетного наименования Будапештского (5.04.1945), награжден орденом Красного Знамени. Около 32 тысяч его воинов награждены орденами и медалями, 11 удостоены звания Героя Советского Союза.

Казачьи кавалерийские корпуса сыграли важную роль в оборонительных сражениях, но были очень уязвимы с воздуха, от танков и пулеметов. В 1943 году принято решение сократить количество кавалерийских корпусов более чем вдвое. Все оставшиеся корпуса были укрупнены и усилены артиллерией. Использовать теперь их стали в составе конно-механизированных групп, придавая танковые полки, бригады, а позже и корпуса. Так, в январе 1943 года 4-й Кубанский и 5-й Донской казачьи кавалерийские корпуса (впоследствии участники Парада Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 г.), усиленные танками и объединенные в конно-механизированную группу под командованием Н.Я. Кириченко, прорвали фронт на Куме, освобождали Минводы, Ставрополь, Кубань, Дон.

В боевом отношении, вместо практиковавшихся в первый период войны гибельных лобовых кавалерийских атак были выработаны новые тактические и стратегические приемы применения конницы. Это, прежде всего, мобильные конно-механизированные группы в составе танков и кавалерии. Задачей таких групп был прорыв обороны противника и быстрые рейды вглубь занятой врагом территории. Высокая эффективность новых тактических приемов привела к своеобразному «возрождению» кавалерии во втором периоде Великой Отечественной войны.

Возрожденная казачья гвардия с боями прошла всю территорию Советского Союза, начиная от Северного Кавказа до самых ее западных границ. В южной степной полосе шли на запад 4-й Кубанский казачий (с конца 1942 командующий И.А. Плиев), 5-й Донской казачий (командующий С.И. Горшков), 6-й гвардейский (И.Ф. Куц) кавалерийские корпуса. Участвовали гвардейцы в Корсунь-Шевченковской и Ясско-Кишиневской операциях, в тяжелых боях в Венгрии. Громили крупную неприятельскую группировку под Дебреценом. Брали Будапешт, Прагу и Вену. Современники отмечают высокий моральный дух красных казаков. Так, «второй после Шолохова» донской писатель Виталий Закруткин в книге «Кавказские записки» писал, что в насчитывавшем десятки тысяч бойцов казачьем кавалерийском корпусе генерала Селиванова за время боев на Кавказе был только один случай дезертирства.

В составе 1-го Белорусского фронта наступали на Берлин 7-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта Михаила Петровича Константинова и 3-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта Николая Сергеевича Осликовского. Вели тяжелые бои на Одере, потом были введены в прорыв вместе со 2-й гвардейской танковой армией, обходя Берлин с северо-запада. Брали Бранденбург, Фризак, Райнберг и совершили бросок к Эльбе, где встретились с союзниками. В составе 1-го Украинского фронта воевали 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта Виктора Кирилловича Баранова и 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта Владимира Викторовича Крюкова.

Довелось казакам 4-го Кубанского гвардейского казачьего кавалерийского корпуса в составе Забайкальского фронта поучаствовать и в разгроме войск Японии в августе 1945 года. На Дальнем Востоке этот гвардейский корпус вошел в состав конно-механизированной группы советско-монгольских войск под общим командованием генерал-лейтенанта Иссы Александровича Плиева. Конно-механизированная группа И. Плиева прошла через пустыню Гоби и горный Хинганский хребет и ударила по японским войскам со стороны, считавшейся безопасной в силу непроходимости. В боях с японцами казаки-плиевцы провели одну из последних в истории войн кавалерийских атак.

Еще одно прославленное воинское соединение дала кубанская казачья земля. В 1943 году Краснодарский крайком ВКП(б) и крайисполком обратились в ЦК ВКП(б) и Ставку Верховного Главнокомандующего с просьбой о формировании из кубанского казачества добровольческой пластунской дивизии. Просьбу одобрили, и осенью дивизия была полностью готова. Перед выступлением на фронт ее командира, полковника П.И. Метальникова вызвали в Ставку – его принял сам И.В. Сталин. Он разрешил личному составу дивизии носить старинную пластунскую форму. Тут же в своем кабинете Сталин произвел Метальникова в генерал-майоры. Таким образом была сформирована 9-я Краснодарская пластунская стрелковая дивизия. Ее рядовой и сержантский состав в основном укомплектовывали казаками-кубанцами. В 1944-1945 годах дивизия участвовала в Львовско-Сандомирской наступательной операции, освобождении Польши и Чехословакии. Свой боевой путь дивизия закончила под Прагой с двумя орденами на знамени – Кутузова II степени и Красной Звезды. Около 14 тысяч ее воинов были награждены орденами и медалями. И хотя в Красной Армии имелось немало геройских частей, даже из них противник выделил казаков-пластунов, дав только им одним страшное для себя название «сталинских головорезов».

В формировании кавалерийских дивизий принимали участие не только казаки Дона, Кубани и Терека, но и Урала, Забайкалья и Дальнего Востока. Уральский военный округ дал свыше 10 таких дивизий, их основу составили уральские и оренбургские казаки. 7 кавалерийских дивизий было сформировано в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Личный состав их в значительной части представляли забайкальские, амурские и уссурийские казаки. Ярким представителем таких дальневосточных дивизий стала 8-я Дальневосточная кавалерийская. Эта дивизия была одной из старейших в Красной Армии, сформирована еще в 1923 году. Вошедшие в нее части имели славные боевые традиции. Так, 115-й кавалерийский полк был организован еще в 1919 году из забайкальских казаков. До начала 1943 года 8-я Дальневосточная кавалерийская дивизия действовала в разных соединениях, в том числе в составе 19-го кавалерийского корпуса Центрального фронта. Здесь, находясь в обороне, дивизия способствовала развертыванию крупных сил наших войск севернее Курска и прикрывала Севский выступ Центрального фронта.

В апреле 1943 года 8-ю Дальневосточную кавалерийскую дивизию передали в состав 6-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора С.В. Соколова. В составе этого героического корпуса дивизия действовала до конца войны, пройдя с боями свыше 7 тысяч километров. 15-ти казакам и офицерам корпуса присвоено звание Героя Советского Союза. В октябре-декабре 1944 года 8-я Дальневосточная кавалерийская дивизия успешно участвовала в Будапештской наступательной операции, в марте-апреле 1945 года в Братиславско-Брновской операции по освобождению Чехословакии.

Командир 6-го корпуса С.В. Соколов 31 мая 1943 года обратился к Маршалу Советского Союза С.М. Буденному с ходатайством о наименовании кавалерийских дивизий корпуса казачьими дивизиями. В частности, 8-ю Дальневосточную дивизию предполагалось назвать Уссурийского казачества кавалерийской дивизией. К сожалению, это ходатайство, как и ходатайства многих других командиров корпусов, не было удовлетворено. Официальное наименование казачьих корпусов получили лишь 4-й Кубанский и 5-й Донской гвардейские кавалерийские корпуса. Однако отсутствие наименования «казачьих» не меняет главного. Казачество внесло свой героический вклад в славную победу советского народа над фашизмом.

За годы Великой Отечественной войны 7 кавалерийских корпусов и 17 кавалерийских дивизий получили гвардейские звания. Триумфом казачьей гвардии стал парад Победы в Москве 24 июня 1945 года. За мужество и героизм, проявленный в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, около 100 тысяч казаков-кавалеристов награждены орденами и медалями. Звания Героя Советского Союза были удостоены 262 казака, из которых 38 представителей терского казачества.

Но, конечно, казаки воевали не только в казачьих соединениях. Сотни тысяч служили в пехоте, артиллерии, танковых войсках, авиации. Был замучен в лагере смерти Маутхаузен, не пожелав идти на службу к врагу, видный военный инженер, сибирский казак генерал-лейтенант Дмитрий Михайлович Карбышев. Много казаков стяжало себе славу в лихих и яростных воздушных боях – в том числе дважды Герой Советского Союза Александр Николаевич Ефимов (будущий Маршал авиации), Герой Советского Союза Георгий Андреевич Кузнецов (впоследствии – командующий авиацией Военно-Морского Флота), Герой Советского Союза Василий Дмитриевич Коняхин (первый атаман возрожденного Терского казачьего войска). Самоотверженно сражался танкист, кубанский казак станицы Бесстрашной Дмитрий Федорович Лавриненко, уничтоживший 52 танка противника. За свой подвиг Д.Ф. Лавриненко посмертно в 1941 году был удостоен звания Героя Советского Союза. За годы Великой Отечественной войны прославил свой народ и крупный военачальник, Герой Советского Союза, донской казак, уроженец станицы Преображенской генерал-полковник Василий Степанович Попов.

Достойный вклад в великую победу над фашистской Германией внесли терские казаки: адмирал А.Г. Головко, генерал-полковник авиации Н.П. Науменко, генерал-лейтенант В.Г. Терентьев, контр-адмирал П.К. Цаллагов, генерал-майоры М.А. Байтуганов, Н.М. Диденко, П.М. Козлов и многие другие.

Надо сказать, что признание руководством СССР в середине 1930 годов казачества как этнокультурной реальности, проявившееся в создании казачьих частей в армии, поддержке культуры и т.п. – все это стало своевременным решением. Это повысило авторитет руководства СССР в казачьих областях, усилило советско-патриотические настроения, а в дальнейшем, во время Отечественной войны, – огромный военно-мобилизационный эффект. После войны поддержка в СССР казачьей этнокультурной самобытности стала неактуальной и довольно быстро прекратилась. Песня Цезаря Солодаря на музыку Дмитрия Покрасса «Казаки в Берлине» и фильм Ивана Пырьева «Кубанские казаки» стали своеобразными памятниками стремительно исчезавшему явлению «советского казачества». Ликвидация в начале 50-х годов казачьих частей в Советской Армии явилась уже завершением этого процесса.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

14:05
636

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
История казачьего коллаборационизма тесно связана с общей нацистской политикой
Донской хорунжий. Предводитель Крестьянской войны 1773–1775 годов
2 февраля - День победы в Сталинградской битве в 1943 году
История Таганрогского казачьего полка