В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества

Боги Войны

Боги Войны

В артиллерию я попал в общем то случайно. На тот момент наша группа располагалась в части 3023, находящейся в админпосёлке Донецка и руководство нашего Казачьего Союза «Область Войска Донского» поставило перед нами, точнее перед командиром группы товарищем Цы, задачу, так сказать секретную миссию, - нам поручили охрану одного объекта! Стратегического значения он не имел, но соблюдая дисциплину приказ мы выполняли, хотя при этом возмущению нашему не было предела. Нет, не для того я на войну пошёл, чтобы сидеть в охранниках!

Раздобыл я номер телефона одного из наших руководителей и начал ему периодически названивать с просьбами о выводе меня из охранников. Просил разрешения о встрече с атаманом Союза - Батей, чтоб вообще покинуть ряды казачества. Тогда мне уже стали поступать предложения о переходе в другое подразделение.

Мольбы мои были услышаны, и часть группы товарища Цы была отправлена в качестве боевого прикрытия миномётного взвода. Работа была непыльная. Тревога, погрузка, дорога. Прибыли, рассредоточились, парни развернули миномёты, отработали, свернулись — домой.

Так я увидел, что такое миномёты в действии. Результатов их работы никто из нас не видел, кроме корректировщиков. Всё тогда ещё было по - колхозному: карт нет, буссолей или на худой конец компасов, нет. По ноутбуку предварительно промерялось расстояние до цели от места стреляния и приблизительно определялось направление относительно, например, дороги. Далее работал корректировщик. Влево-вправо, дальше-ближе. В общем набрасывали мы тогда 120-ми и 82-ми в район Песок. Говорят, что неплохо. Пару раз выезжали в северный район Макеевки, ещё несколько раз в район Нового Света и чуть южнее Донецка, где - то под Александровку. В этот период осуществляли мы и разведвыходы, выискивая позиции противника. Очень я тогда жалел, что нашу группу разорвали. Работать было не с кем. Но ходили и впятером.

Первые стрельбы с моим участием в качестве корректировщика, прошли в многострадальном Грабском, о котором очень часто многие вспоминают. Всё было как всегда банально: комвзвода получил задание, выдвинулись, рассредоточились, отработали, свернулись — смена позиции.

Должно отметить, что там я впервые увидел, как стрелять не надо. БК отстреливали в направлении противника, не имея чётких целей. Так, наверное, чтобы противник видел – мы «вооружены и очень опасны». Мины, в основном, были положены в чистое поле в котором было гектаров триста, не меньше! В итоге - когда наши попали в окружение в Грабском у нас на 82-й — один ящик мин и десять мин на пару 120-х! Когда я рассказал об этом Клуни, он очень сердился. И правильно.

Сидим в Киселёвке, ждём БК. Говорю командиру взвода: «Чё сидеть то? Давай организую наблюдение вооон с той высотки у въезда в Киселевку?» Согласился. Выехали. Трое нас — Ветер, Рыбак и я. Хорошее место. Зелёнка. Скрытно зашли, организовали рабочие места. Мы с Ветром по фронту наблюдаем, Рыбачёк на всяк случай прикрывает нам тыл и посматривает за флангами. Место чудесное! Для нашей тогдашней оптики далековато, но! Вся картина как на столе: внизу Киселёвка, за нею Грабское, что там, внутри происходит, не видно, но подступы видны неплохо, правее то самое поле, железка, справа Моспино. В общем, всё что надо для НП.

Именно оттуда мы и наблюдали события того дня, когда «Б2» - шники, группа «Севера», группа «Ирбиса» попали в окружение и когда танк противника сжёг наш автобус с казаками Шума из пополнения.

Танк я заметил поздно, после вспышки выстрела его пушки - он шёл по дороге со стороны переезда и был скрыт от меня домами и зелёнкой. Наш автобус пёр на всех парах из Киселёвки в Грабское - вёз парней на подмогу. Я его отчётливо видел в оптику. Вдруг — ярко жёлтая вспышка перед ним, совсем недалеко, метров триста и... факел огня из нашего автобуса! За нею ещё одна вспышка — добивал. Успевших выскочить ребят я не видел, орал в радио Малому. Ответил Крот, Малого рядом не было, он уехал за БК. Ору Кроту, чтоб срочно развернул 82-й! А тот - один, без расчёта! Благо 82-й машина нетяжёлая, он молодец - справился. Вижу, чуть правее, по огородам мчит укровская бэшка, двойка, подруливает поближе к нашему полыхающему автобусу, высаживается десант и тут Крот: «Готов стрелять! Куда наводить?» Ору ему: «Дым видишь?» «Вижу», кричит! «Наводи в него и дальность от тебя полторы!» Первая — недолёт. Вторая - дальше двести и..!!! Мина легла точно за бэшку! Смотрю, пехота укров запаниковала. Ору Кроту: «Накидывай, брат, есть накрытие!!!» И смотрим. Все мины вокруг бэшечки ровненько так ложатся! Мы с Ветром даже из укрытия выскочили и... и радость и горе переполняли нас. Мы попали! Уложили мину точно в цель. Кого - то из укров там тянули в бэшку, а значит мы смогли отомстить за тех парней, что были в автобусе! Крот кричит нам: «Всё. Мин нет!» Один ящик был. Последний. Все остальные лежали в чистом поле за железкой, выстрелянные невесть зачем. Такой обиды я не испытывал, может быть, никогда!..

Однако провидение всё же есть. На связь вышел наш друг, Седой - наводчик 120-х. Толковый мужик! Я отослал его на позицию Крота. Он и его расчёт очень быстро добрались, развернулись, навелись по тому же ориентиру и дальности. Танк и бэшка крутились возле автобуса. Наши мины очень красиво ложились рядом с ними и укры стали уходить по огородам, левее въезда в Грабское, к железке. Через несколько минут они скрылись из вида. Гнать их мы не могли. На 120-ке израсходовали БК. Было всего десять мин.

После этого боя нас сняли с направления. БК для миномётов не было. Приказ — сидеть на базе. Я добился встречи с Батей и покинул казачество, правда ненадолго. Ветер тогда примкнул к Б2шникам и, всё же пободался с противником на Грабском. Толковый парень.

Приехал за мною Саныч, из Первого Славянского и забрал меня к себе. Предполагалось, что я пойду к своим парням в пехоту, но узнав, что у меня есть мало-мальский опыт работы с миномётами, назначили корректировщиком. С этими парнями мы доставили очень много неприятностей нашим небратьям, прихвостням хунты! Пару недель мы гоняли их на северной окраине Иловайска. Многому мы тогда с Пашей Шептуном и ребятами миномётчиками научились. Нас называли лучшим миномётным взводом. Много интересного было. Правда, у них я задержался ненадолго, вернулся к казакам, и мы с Ветром присоединились к рядам самого доблестного подразделения КСОВД — «Б2»!

14:00
1193

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!