В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества

Август 2014 - 8

Август 2014 - 8

Начались позиционные будни. За противником велось круглосуточное наблюдение. Трофейные рации подняли повыше и перехватывали переговоры укров не только в Грабском, но и в Иловайске. Полученные сведения наносились на карту и по результатам радиоперехвата наводили арту. Что это была за арта Тарасов не знал, сработало правило шести рукопожатий. Кто-то из его подразделения имел знакомых в другом подразделении. Обменялись телефонами, договорились. В один из дней Тарасов услышал, что к школе, укры подвезли б/к. Связавшись с артой Тарасов запросил огонь. Артиллеристы не подвели, отработали удачно. В рацию Тарасов следил за тем, как укры организовывают помощь раненым и подтягивают пожарную машину для тушения очагов возгорания. Тарасов заказал повторный налет. Новые раненые, «пожарка» выведена из строя. В другой день укры вызвали в школу командиров подразделений. Артиллеристы охотно отрабатывали указанные цели.

Август 2014 - 1
Август 2014 - 2
Август 2014 - 3
Август 2014 - 4
Август 2014 - 5
Август 2014 - 6
Август 2014 - 7

Позже Тарасов узнал, что во время обстрелов укры вытаскивали из подвала наружу наших пленных одним из которых был военкор «Анри», с которым Тарасов познакомился на админпоселке в июле.

Радиоперехват давал массу полезных сведений. Укры не соблюдали радиодисциплину и гнали в эфир все подряд. Вплоть до приказа во время штурма Иловайска расстрелять задержанных без оружия молодых людей.

Но чужая арта не устраивала Тарасова. В результате некоторых комбинаций похожих на те, что описаны в "Челоночная дипломатия или «Точка небо», подразделение Тарасова обзавелось 82мм минометом в комплекте с которым шло 20 мин. В подразделение стали прибывать добровольцы из России. К концу августа их насчитывалось около десяти человек. По большей части люди были вменяемые. После первых минских соглашений поток российских добровольцев усилился. Но среди них стали попадаться люди с разной мотивацией.

Х Х Х

Тарасову позвонила довоенная знакомая с просьбой взять в подразделение четырех российских добровольцев. Зная ее хорошо и доверяя ее выбору, Тарасов согласился.
- Пусть приезжают.
- Они не могут.
- Почему?
- Они в другом подразделении, их не выпускают.
- Как не выпускают? Они что рабы?
- У них забрали вещи, документы и не выпускают с располаги.
- Что за херня, пусть уходят.
- Можешь им помочь?
- Штурмануть что ли? - пошутил Тарасов.
- Нет, машину прислать.
- Хорошо.

Тарасов прибыл в указанное время, отзвонился знакомой и стал ждать. Через некоторое время через забор на улицу перебралось несколько человек. В быстром темпе они забросили вещи в машину и сели сами.
- Гони, командир.

По приезду в располагу, Тарасов переговорил с ними, что бы составить личное впечатление. Ребята ему понравились, были заряжены позитивом, а хороший настрой решает многое. Рассказали они ему свою историю.

Первоначально заехали они в Луганск. Ехали без контактов, наугад. По приезду были зачислены в какое-то подразделение. Им выдали оружие и без всякого объяснения отправили на охрану объекта. Объект представлял собой роскошный жилой дом, в которым, как со временем решили наши добровольцы, проживал местный наркобарон.

- Понимаешь, командир, мы воевать приехали, а не местных бандюков охранять. Поэтому оружие сдали и пошли искать другое подразделение. Нас хоть отпускать не хотели, но силой не удерживали. Обещали хорошую зарплату. Но мы же приехали ВОЕВАТЬ! Нашли другое подразделение, сразу предупредили, что ничего охранять не будем, только на передовую. С оружием у них судя по всему было не очень. Каждому из нас выдали по мухе и по две гранаты. Мы решили, что мы теперь шахиды, отстреливаем муху, берем по гранате в руку и с криком За Родину! бежим в сторону противника, что бы подорваться. Нас куда-то вывезли, сказали, что бы мы оборонялись. В одну из ночей мы услышали шум техники. А с оружием, ничего не изменилось. Мы переглянулись, и решили, что пришло наше время. Делать нечего. Там глядишь, оружие, по известной причине, может быть освободится. Автоматы у некоторых ополтосов были. Судя по шуму, техника приближалась. Среди ополтосов началось волнение. Потом, один побежал, другой, и вскоре мы остались на позициях вчетвером. Изготовились. Видимость была нормальное, достаточно светло. Поэтому трактор, который выехал на наши позиции и уцелел. Трактор уехал, но ополтосов мы больше не видели. Утром мы вернулись, сдали оружие и поехали в Донецк. Надеялись, что хоть тут можно воевать нормально. Приехали в город, нас направили в ту часть. Там, как мы поняли, о войне тоже речь не идет. В магазине разговорились с девушкой, нас тогда отпускали за сигаретами, она рассказала о вас. Мы пошли отпрашиваться, так нам не дали уйти. Отобрали вещи, документы. Ну мы их смогли утащить и свалили к вам.
- У нас несколько правил, - сказал Тарасов, - У нас сухой закон. Пить нельзя, совсем.
- Это нас устраивает.
- Зарплаты у нас нет. Нам ничего не платят.
- Ничего, главное что бы кормили.
- С кормежкой тоже не очень.
- Разберемся, немного денег есть с собой.
- Если вы останетесь у нас, у вас будут очень большие шансы погибнуть или получить ранение. Мы действительно воюем, подумайте, надо оно вам или нет.
- Мы пришли воевать.
- Война, не такая, как в кино.
- Мы пришли воевать.
- Это я вам обеспечу.

Ребята оказались ценным приобретением. Легко сошлись с сослуживцами. Охотно учились. Без разговоров делали нужную работу. В бою проявили себя достойно. Не паниковали.

Х Х Х

Прибывали в группу Тарасова ополтосы и из других подразделений. Так как люди были мотивированы и знали на что идут, уходили из нашего подразделения крайне редко.

Но основные усилия Тарасова уходили на хозяйственную деятельность. Чем кормить людей? Где достать курево, б/к, топливо? Не даром, любимой присказкой Тарасова было выражение - «война это быт».

Появилось время обдумать полученный опыт и сделать выводы.

Желающих работать с минометом Тарасов отобрал быстро, личный состав он знал хорошо. Покопались в интернете, поговорили со знающими товарищами, как пользоваться разобрались. Тарасов вспомнил, как на дороге в Иловайск стояла колона и он ничего не мог сделать.

ХХХ

Колона вывернула с Грабского в направлении Придорожного (Иловайск). Состояла она преимущественно из гражданского транспорта. Помимо легковых и грузовых автомобилей были и огромные пассажирские автобусы. Тарасов забрал пулемет, приложился, дистанция большая, но упускать цель не хотелось. По трассам Тарасов убедился, что пули не долетают до противника. Колона почему-то остановилась. Тарасов приказал принести на КНП Утес. Но и для Утеса дистанция была великовата. Уже без всякой надежды Тарасов сделал несколько выстрелов из ПТРС. Самое обидное было то, что автобусы так и продолжали стоять. Достать их было нечем. Тарасов грыз пальцы, - мне бы хотя бы восьмидесяточку, я бы развернулся. И техника нужна. Надо формировать и оснащать подразделение по тому принципу, что был сформулирован в июле. Откладывать больше нельзя, иначе «войны не будет». После, как показалось Тарасову многочасового стояния, колона двинулась в Иловайск. Потом укры выложили видео из этой колоны и рассказы о том, как батальон «Донбас» заходил в Иловайск.

ХХХ

Теперь миномет был, пусть без прицела, пусть с необученным пока еще расчетом, но был. Мин было всего два десятка, но была надежда достать их побольше. Доставали. Зачастую без метательных зарядов, без порохов. С зарядами разобрались просто. Тарасов отправил к себе домой «гонца», который привез личные запасы Тарасова: электронные весы, банки с порохом, гильзы, капсули, заодно закинул в машину бензопилу, лопаты, лом, кирку, сварочный инвертер, запас батареек, аккумов и многое другое, включая еду, которая лишней не была. Проехал он через все блокпосты без всяких проблем.

Обучение проводили на позициях. Обучали не только минометчиков.



Подготовили несколько запасных расчетов СПГ. Хорошо помог «Нерпа», который более менее оправился после ранения. Если стрельба прямой наводкой была интуитивно понятна, то стрельба из СПГ с закрытых позиций требовала определенных навыков.




Работа была налажена, так что Тарасов мог ненадолго оставлять подразделение, занимаясь поиском необходимого. К примеру, в бывшем политучилище, удалось разжиться 120мм минометными минами. Так, что теперь можно было приглашать знакомых минометчиков и отрабатывать цели. Из Горловки удалось подтянуть ПТУРщиков



При стрельбе произошла забавная история. Цели были хорошо видны, ПТУРщики, производили впечатление умелых, но первая ракета ушла в отрыв, улетела куда-то за зеленку и там, судя по всему разорвалась. Подготовили вторую ракету, прицелились, выстрелили, но и эта ракета ушла резко вверх и управление ей было потеряно. Расстроенные ребята, что то говорили о бракованной партии ракет, но делать было нечего. Однако, укровский радиообмен поправил настроение ополтосов. В рации заблажил какой-то укр.
- Blytь, по нам танк стреляет!!!
- Что такое?
- По нам танк стреляет, что б у этого танкиста xyz на пятке вырос. Он наших трехсотых в двухсотых перевел.

Ополтосы с интересом стали прислушиваться к украм. Внезапно Колобок сказал
- Командир, представь эти укры приехали сюда, получили ранение. Их вывезли из Иловайска, они уже решили, что все для них закончилось. И тут их оторвавшейся ракетой ПТУРА их priebashilo, вот же сборище неудачников.

Все рассмеялись. Пусть БМП осталась целой, но хоть укров стало на несколько человек меньше. Настроение поднялось.

Радиоперехват временами веселил. Особо запомнился укр кричавший в рацию
- Все в укрытие, сейчас будет работать наша арта.

Кстати, укры тоже наших слушали. Частенько, после того, как Тарасов заказывал арту, укры передавали в рацию сигнал о том, что по ним сейчас будет работать сепарская арта. С такими артиллеристами Тарасов старался работать как можно реже.

В один из дней Тарасова вызвали на нижнюю базу. Начальство Тарасов не любил. Обычно от начальства ничего хорошего не ожидалось. Косяков вроде нет, - думал Тарасов по дороге, - может зарплату дадут? Ага, догонят и еще раз дадут, - вздохнул он.

На нижней его направили к Бате. Тарасов доложился и стал ожидать, когда его вызовут. Открылась дверь. Вышел Батя. Глянул на Тарасова и ничего не говоря он развернулся и зашел в здание. Через мгновение он показался и протянул Тарасову АПС. Недоумевающий Тарасов взял его и сунул в карман. Так же ничего не говоря Батя снова зашел внутрь.

Вышел Арсений
- Палыч, помнишь я говорил, что тот, кто первый войдет в Грабское будет награжден?
- Не помню, - буркнул Тарасов.
- Это за Грабское.
- Я могу идти?
- Да.

Тарасов развернулся и пошел к машине. Лучше бы мне автомат дали, чем это говно. Трофеи заканчиваются,чем вооружать новых людей? Заскочив к себе в располагу, загрузив б/к, еду, и теплые вещи, по ночам становилось прохладно, Тарасов отвез все на позиции.

За время его отсутствия ничего не изменилось. Мимо пробежал «Конь», собака, которую Тарасов подкармливал рассчитывая на то, что ночью они будут спать вместе и так будет теплее. «Конь» исправно приходил жрать, но на ночь убегал к разведке. Кроме «Коня» по деревне бегало еще несколько собак. Одна из них была примечательна тем, что побывала в «укровском плену». Во время второго штурма Грабского, в пузе между атаками, на дорогу выбежала собака у которой на шее была повязана жовто-блакытна ленточка. Ополченец из местных узнал свою собаку. Он сорвал с нее укровскую ленту и, под смех и шутки ополтосов, повязал георгиевскую.

При отходе собаку забрали с собой. Собака была небольшого размера, но отличалась твердым характером. Она быстро подмяла под себя всех местных собак и стала главой стаи. Собаки буквально ходили строем. Выглядело это забавно. Впереди бежит мелкая собачонка, между ног которой болтаются совсем не мелки шары. За ней, след в след, бегут собаки всех цветов и размеров. Но не это было главное ее достоинство. В один из дней, собака обратила на себя внимание Тарасова своим поведением. Только что она лениво лежала на солнышке и вдруг вскочила и быстро начала копать. Выкопав небольшую яму, собака забилась в нее и закрыла голову лапами. Через мгновение позиции накрыла арта. Подобное повторялось не один раз. Смешно и жалко было смотреть на собачку, которая лежала в ямке трясясь всем телом, пока длился обстрел.

Укровская арта работала часто. По большей части обрабатывала зеленку



и край деревни.

Также укры уделяли внимание высоткам и КНП частенько обрабатывали артой. Больше всего Тарасову понравился обстрел "Васильком". Он на собственной шкуре оценил эффективность этого оружия и поэтому поставил себе зарубку при первой же возможности обзавестись таким вооружением.

Что то толковое сделать с противником возможности не было. Разве что, изредка отрабатывали доступные цели. Ничего особого не происходило, так что пользуясь свободным временем Тарасов начал переформировывать подразделение.

Бездействие на войне дорого обходится и в один из дней укры доказали это.

Источник

09:35
135

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!