В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Июль, 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
      
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
     

АПС-1

АПС-1

Во времена оны, жил да был на свете генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев. У того Хрущева три любимых дела было: Разоблачать сталинский культ личности, прививать культуру кукурузы в отечественных широтах, и думать про ракеты. Думать про ракеты, не в смысле, конструировать и создавать, а просто - восхищаться. Ну и еще четвертое любимое у него было - про три первых дела с трибуны языком чесать. Про то что Сталин успешно разоблачается, кукуруза культивируется и колосится, а советские ракеты летают дальше и выше всех. Ну и там про массовый энтузиазм советских трудящихся, про "догоним и перегоним"... А что промышленность которая теперь его ракеты собирает, под руководством Сталина создавалась, это Хрущев никому не говорил, потому что... ну потому что не надо ему это было.

И как-то так странно вышло, что через все три хрущевских любимых дела у страны одни неприятности вышли. Про Сталина как ужасы всякие рассказал, - так из коммунистических партий по всему земному шару народ массово и отвалил. Только в самом СССР никто из партии не вышел, потому что некуда было. А от этого еще хуже - люди как бы в партии остались, а сами-то тайно вступали в мистическую секту "шестидесятников". У нас в стране до того уже секта "пятидесятников" была, которая ожидала конца света и пришествия царствия небесного. А тут еще "шестидесятники" добавились - эти стало быть ожидали не конца света, а конца одного СССР, и пришествия благословенной западной демократии. Пятидесятники совершали моления в уединенных деревнях, а шестидесятники бухтели в городах, на кухнях, за чашкой чая. А больше между ними разницы особой и не было, - секта она и есть секта.

Кукуруза. Про неё Хрущев узнал когда в Америку приехал хвастаться советскими достижениями. Люди рассказывают, Хрущев как из самолета вышел, - так сразу американцам-то и говорит:

- А у нас Гагарин и ракеты!

Американцы ему в ответ:

- А у нас зато - кукуруза!

- Что это еще за ку-ку-руза? - Спросил Хрущев. Наверно гадость какая, вроде ку-клус-клана вашего?

- Село ты колхозное, - отвечают американцы - кукуруза это такая вкусная желтая штука которая растет на полях. Нам её индейцы вместе со страной, в обмен на стеклянные бусы подарили. На, попробуй!

- Ну, Хрущев, дурак - халява ж! - взял и сунул в рот. Будто и не учила его мама от незнакомых людей ничего не брать.

И то ли американцы тот кукурузный початок ЛСД обработали, то ли еще какой гадостью похлеще... А только Хрущев на ту Кукурузу-то и подсел. Как из Америки вернулся, - занемог. С утра просыпается, - мысли о кукурузе. В вечор одеялом укроется, - обратно кукуруза маячит перед глазами. Даже чуть Сталин и ракеты в голове слегка призовые места потеряли. А внутри кишки мутит, и тело ломит температурой, будто гриппом заболел. Испарина бисером по лысине.

Ну и распорядился Хрущев, экстренно везде в СССР кукурузу сажать. Генсек сказал - надо, - значит надо, так СССР был устроен. Составили план, кинули призыв... Посадили кукурузу на югах, вырастили с перевыполнением плана, несут на блюде Хрущеву. Он-то страдалец в початок зубами вонзился так что одним махом половину зерен в пищевод умял. Ну, думает, - щас отпустит... Нет, не отпускает. Время идет, а не отпускает... Хрущев чуть не заплакал. Вызвал министра сельского хозяйства, да всех знатных почвоведов и растеневодов-мичуринцев себе на ковер, и устроил им разнос.

- Это что?! - Закричал Хрущев, потрясая перед носом орденоносных академиков погрызенным кукурузным початком, - Это что за гадость?

- Почему же гадость, товарищ генеральный секретарь? - Обиделись, а местами даже и оскорбились, академики. (Они-то грешным делом думали, что их пригласили премии вручить). - Это не гадость. Это отечественный кукуруз, если говорить по научному - "зеа маис". К вредителю водящемуся в наших широтах устойчивая. По своим питательным свойствам ничуть не хуже американской.

- Как не хуже?! - чуть не заплакал Хрущев. - То-то и есть, что хуже! Совсем у вас никудышная, бодяженная у вас какая-то кукуруза!

- Так вы товарищ генсек, объясните толком, - чем хуже? - Попытались уточнить академики.

- Да откуда ж я знаю, чем? - Отбросил початок в сторону Хрущев. - Вот в США я ел нормальную кукурузу! А ваша кукуруза, совсем не... - он запнулся, мучительно пытаясь подыскать правильное слово, - ...не кумарит!

- Не ку-что, простите? - Переспросили недоуменно переглядываясь академики.

- Куклусклан-кукуруза-кумар... - пробормотал Хрущев, вытирая испарину с лысины. - Наверно какое-то американское слово... Вами бездарями руководить, - так уже и заговариваться начнешь!

- Чем же наша хуже?... - пожимают плечами академики, - А у вас товарищ генсек случайно не осталось американского початка, нам для селекции?

- Ах, если б у меня осталось! - Страдальчески вскричал Хрущев. - Я бы уж с вами долдонами не разговаривал!..

Генсек лихорадочно заметался по кабинету, поблескивая запавшими глазами.

- Может вы не там сажали? - Умоляюще кинулся к академикам осененный спасительной мыслью Хрущев. - Ну может вы не там где надо сажали, ну академики-миленькие, а?

- Ну что, вы, товарищ генсек, - развели руками академики. В наиболее подходящем регионе в землю воткнули.

- А если южнее? - Выкрикнул Хрущев.

- Некуда южнее, - ответили академики. - В самый юг нашей необъятной родины и засадили.

- А если севернее?

- Севернее, - не взойдет, - пояснили академики. Кукуруза агрокультура теплолюбивая.

- Наверно надо севернее... - лихорадочно бормотал не слыша академиков Хрущев, вцепившись в эту мысль как в соломинку. - Там наверняка вырастет как надо... А, мне бы сейчас хоть пол-кукурузного зернышка...

- Значит так, профессура очкастая. - резко впал в ярость Хрущев. - если вы мне в скорости не выведете заполярную кукурузу, я вас всех самих заместо початков в заполярье посажу. Будете там произрастать лет по двадцать. Поняли?!

- Поняли, - кивнули академики. Охота спорить у них чего-то пропала.

- Так бегом! - Рявкнул Хрущев.

Ну и собрались все наши знатные почвоведы и растеневоды-мичуринцы, ударным трудом, вывели заполярную кукурузу. А потом еще всякую выводили, опять полстраны засеяли, только ни одна Хрущеву не помогла. Крутит Хрущева. Лежит он ночью свернувшись калачиком, а днем буянит. То прикажет демонстрации грузинской молодежи в поддержку Сталина, войсками расстрелять... То выставку художников авангардистов бульдозерами раскатать... А когда уже совсем скрутило, вылетел Хрущев на трибуну на международном съезде, стащил с себя туфель, и прямо по трибуне начал им стучать. Вот её-ей не вру! В советской делегации у всех шеи от стыда тогда багровыми стали.

Когда представители американской делегации увидели, как Хрущев туфлей молотит, поняли, - дозрел клиент: аддикция закрепилась, абстинентный синдром выраженный... Послали к Хрущеву человека с маленькой коробкой кукурузы. Незабесплатно конечно. Ты мистер Хрущев вот этого про США не говори, вот этот закон у себя издай, вот отсюда ракеты выведи... тогда и с кукурузой перебоев не будет. Ну Хрущев и выполнял, куда деваться. Потом, когда уже его с поста генсека сместили, и в ссылку на дачу отправили, он уже американцам конечно неинтересен был - отработанный материал. Так он им пытался свои мемуары в обмен на кукурузу продать. Не получилось. Тогда Хрущев от отчаянья американцам за кукурузу своего ребенка продал. Кто думает, что вру, - может сам разузнать. Живет теперь бедолага хрущевский сын в США. Тяжко ему там, наверно. Кто постарше ведь в Америке помнят, как Хрущев-отец обещал США обогнать и похоронить, да в кратчайший срок коммунизм построить. Хрущева-сына этим поди каждый день дразнят.

А американцы этот прием потом неоднократно использовали. А как иначе объяснить, что такая могучая держава как Советский Союз, вдруг взял да и развалился? Один ответ - кукуруза. Мы-то, русские люди, доверчивые... Брежнева так кукурузой укормили, что он уже кроме "сиськи-масиськи" ничего и сказать не мог, только глаза из под мохнатых бровей таращил. После него генсеки такой скороговоркой помирали, что их фамилий народ и запомнить не успевал. Все эти Андроповы, Черненко... Ясное дело, под кукурузой-то долго не живут. Американцы им столько же, сколько могучему Брежневу сыпали, а у них организмы пожиже оказались. Горбачову дозу сбавили, поэтому он остался жив, и все что его из-за океана просили, исполнял, только иногда заговаривался: "Не будем раздвигать ноги демократии", говорил, - вот как плющило. Ельцин был могучий сибирский мужик, поэтому ему американцы сразу Брежневскую норму вернули. С этого у Ельцина случился такой могучий приход, что он аж обещался всего 500 дней построить в России капитализм, а потом ему всюду стала чудиться "невидимая рука"... В результате Ельцин на Брежнева и стал похож как брат-близнец, тока что брови не столь кустистые. Под конец уже тоже сидел, глазами лупал. В самый новый год силился нам чего-то сказать, про кукурузу видать предупредить хотел, да не смог... Ну и те которые после Ельцина. Опытные американцы им дозу сбавили, но все равно видно. Нынешний президент... ему под кукурузой кажется, что если в телевизор говорить как все хорошо, - то в стране и вправду все хорошо. А если еще при этом неустанно бороться с давно умершим Сталиным, и рассказывать какой тот был плохой, - так и вообще в стране наладиться не жизнь, а малина. Других то проблем, кроме развенчания Сталина, в стране и нет. В остальном полное благополучие.

...Кукуруза тем и плоха, что расширяет сознание, а логику не расширяет. Поэтому у накукуруженого человека большая часто сознания остается неохваченным логикой, и там зреют всяки дурацкие мысли. Это вам любой профильный врач расскажет... А так вообще, нормальная, незатравленная американцами кукуруза - продукт полезный. Хошь зверя, хошь человека ей корми. Сварить и с солью, - так и вообще отлично.

Ну мы пока про третью Хрущевскую любовь - про ракеты.

Хрущев любил ракеты сразу по нескольким причинам.

Во первых, Хрущев вообще был парень деревенский, поэтому с малолетства знал одну очевидную для всякого деревенского жителя вещь: без лошади в деревне - никуда. На ней и землю вспашешь, и урожай отвезешь. Лошадь - сила. А потом в деревне появились первые трактора, движки которых прятали в себя сразу несколько десятков лошадиных сил. Потом машин становилось все больше, и наконец появилась ракета, в движке которой живут тысячные табуны огненных лошадей, которые без натуги затягивают ракетную телегу на небо. От осознания такой мощИ у Хрущева аж дух захватывало.

Во-вторых ракеты возили советских людей в космос, что было очень сильным Пи-Аром для страны, которой управлял Хрущев. Ракеты придавали Хрущеву весу и авторитету, и позволяли всячески выпендриваться перед иностранцами. Как же их было за это не любить?

Ну и в третьих, ракеты не только возили советских людей в космос, но при надобности могли и подбросить ядреную боеголовку до любого недруга на планете. (Даже до американцев, до того как Хрущев подсел на кукурузу). Во время Великой Отечественной войны Хрущев ошивался при штабах, в политуправлениях армий, поэтому особой опасности его жизнь не подвергалось. В функции командных органов армии не входит непосредственный контакт с противником. Но все-таки иногда Хрущев слышал, как падают снаряд дальнобойной немецкой артиллерии, и из этого сделал по-крестьянски сметливые наблюдения:

1. чем дальше ты сидишь от врага, - тем лучше.

2. Чем дальнобойнее твое оружие, - тем дальше ты можешь сидеть от врага.

Ну а потом, в послевоенное время как раз сперва при Сталине, а потом и при Хрущеве пошло активное внедрение ракет в военное дело. Хрущев как-то раз возьми, да и спроси у военных:

- А как далеко может стрелять пушка?

- На десятки километров - ответили военные, не ударяясь в тонкости.

- А ракета несколько летит? - Спросил Хрущев.

- На тысячи километров, - ответили военные, не подозревая, что сами роют себе яму. - А скоро будет и еще дальше.

- Вона как... - задумался Хрущев, вспоминая военные годы. - Ну ясно, будем армию сокращать.

- Как же это, сокращать?! - Испугались военные.

- А зачем же вы теперь нужны, дармоеды, когда есть чудо-ракеты? - засмеялся Хрущов. - Нам нужно больше ракет! Нам нужны ракетные корабли, ракетные самолеты... - Хрущев запнулся и задумался. - Нет, что это я... самолеты нам не нужны, ракеты ведь и сами летать умеют... да... Нам нужны ракетные танки. - Хрущев повернулся к маршалу бронетанковых войск - Есть у нас ракетные танки?

- Есть, товарищ генеральный секретарь! - браво отрапортовал танкист. - В этом году на заводе ?183 как раз уже собранно два макетных образца ракетного танка. Кодовое название "объект 150". В самом скором времени планируем запустить их в массовое производство. Планируем назвать их "ИТ-1", то есть - "истребитель танков".

- Молодец! - Похвалил Хрущев, и продолжил. - Нам нужны ракетные солдаты. Есть у нас ракетные солдаты?

- Нету - сказал общевойсковой маршал. - Разве только которые с реактивными противотанковыми гранатометами, - они вроде как немного ракетчики...

- Дурак. - Резюмировал Хрущев. - Отстали от веяний времени! Закостенели, понимаешь... А остальные чем вооружены?

- Пулеметами, автоматами и пистолетами, - товарищ генсек.

- Каменный век! - Ужаснулся Хрущев. - К чертям собачим всю пехоту сократить!

- Так ведь... Товарищ генсек... - забормотал побелевший маршал - ведь ни один район не может считаться занятым, или удержанным пока в нем не находиться пехота... Это основной род сухопутных войск...

- Ну раз основной... Ладно, оставим чутка. - Скрепя сердце разрешил Хрущев. Но чтоб всю вот эту катавасию с оружием привести в порядок. А то пулеметы, автоматы, пистолеты... развели разносортицу, понимаешь... Пистолеты к едреням сократить!

- Какие, товарищ генсек - хмуро буркнул маршал - У нас в армии их два: ПМ, и АПС...

- Да вы там совсем!... - Запнулся Хрущев, - Ох! У! - Он погрозил присутствующим кулаком. - Ели у меня пойдете валить! Мы тут деньги советских людей экономим для ракет, а вы!..

- Без пистолету, Товарищ Хрущев, офицеру никак нельзя, - еще более хмуро сказал честный маршал. - Он офицеру нужен во всякое время. И в безысходное, и в критическое, и в мирное. В безысходное - чтобы назло врагу застрелиться. В критическое - чтобы привести личный состав к повиновению. А в мирное - чтобы отличаться от солдата и выпендриваться.

- Выпендриваться... - Понимающе кивнул Хрущев. Но тут же спохватился. - И все равно - два разных пистолета это много. Для того чтоб выпендриваться, офицеру и одного вида за глаза хватит. А другой - сократить!

Маршал грустно кивнул.

- Ну, с армией пока все... - Почесал голову Хрущев, и когда военные разошлись пробормотал. - Пора бы уже подумать о ракетных милиционерах...

В общем, как написал про Хрущева светило русской поэзии Александр Сергеевич Пушкин:

Пущать на Сталина клеветы,

И балаболить про ракеты,

Сажать заморский кукуруз...

Был не правитель, - а конфуз.

Или это Тредиаковский написал?..

Так или иначе, во время правления Никиты Сергеевича Хрущева, в армии произошли массовые сокращения, а в оборонной промышленности было свернуто производство и разработка многих образцов вооружения. Среди прочего, в примерно году в 1959ом прекратили и производство Автоматического Пистолета Стечкина - АПС.

Так закончилось производство.

Ну а теперь давайте отмотаем назад, и взглянем, с чего оно собственно начиналось.

...Еще в стародавние времена, когда люди воевали дпотопными фузеями, и кремневыми мушкетонами, а то еще и раньше, во времена луков и арбалетов, выяснилось что у солдата и начального над ним офицера, на поле боя разные функции. Солдаты - это сила, а офицер - управленец силой. Солдаты это, образно говоря, могучее тело, а офицер, - голова, которая решает, куда тело двинется и чего оно там героического совершит.

И сейчас, и в старину, и в бою и походе офицер должен организовывать действия своих подчиненных. Особенно в бою... Чтобы организовать своих солдат офицеру приходится много думать, читать карту, глядеть в бинокль, кричать, махать в разные стороны руками, дудеть в свисток, и даже иногда ругаться матом; (за это офицеру конечно потом бывает очень-очень стыдно). Практика показала, что в бою у офицера на все это уходило так много времени, что редко когда он имел возможность самолично тыкнуть в супостата копьем, ну или позже, пальнуть в него из винтовки. Основным оружием офицера на поле боя являются его солдаты, огнем и маневром которых он должен непрерывно управлять. При этом "голове" начальствующей над солдатами, крайне желательно быть ясной, чтобы не завести солдат куда не надо, и выполнив поставленные задачи, по возможности вернуть их из боя невредимыми. Поэтому офицерам всегда пытались создавать условия несколько более комфортные, чем простым солдатам. Все это в сумме привело к тому, что офицеры стали манкировать носить мощное, но отягощающее оружие, которое носят рядовые солдаты.

Вместе с тем, поскольку жизнь полна неожиданностей, совсем без оружия офицерам тоже было нельзя. Поэтому ко времени, когда на поле боя стал господствовать огнестрел, основным оружием офицера стал пистолет. Необременительный, в отличие от тяжелой винтовки, он тем не менее позволял офицеру оборонить свою жизнь от внезапно напрыгнувшего вражины. Однако пистолет хорош только накоротке. Большинству стрелков он не позволяет эффективно стрелять на расстояние больше двадцати метров, (а в боевой обстановке, когда от страха трясутся руки, так и вообще не дальше десяти).

Офицерам же хотелось, чтоб и на елку влезть и портки не ободрать... Короче, чтоб оружие их не обременяло, и вместе с тем могло работать на дистанциях больших чем куцые пистолетные метры. Именно поэтому, когда в конце 19го века в продаже появился знаменитый пистолет Маузера с приставным прикладом-кобурой, офицеры взревели от восторга, и смели его с полок; пусть даже это им пришлось делать за свои кровные, в частном порядке. Это уже было оружие достойное джентльменов. С примкнутым прикладом, оно позволяло эффективно стрелять на дистанцию аж метров в двести.

На русское офицерство чудо пистолет-карабин Маузера произвел такое же приятное впечатление как и на весь остальных. Кроме того, полезность оружия подобного класса подтверждал и опыт кайзеровской Германии. Там с 1914го года, на вооружении артиллеристов, водителей и пилотов, а позднее и штурмовиков, состоял "Lange Pistole 08" - "Длинный пистолет 08": - модернизированный вариант штатного Люгера образца 1908го года, отличавшийся длинным стволом длиной в 200 миллиметров, передвижным тангентным целиком размеченным на дистанцию до 800 метров, и приставным прикладом-доской, с расположенной на ней кобурой. Принятие этого пистолета показало, что относительно компактным "перепистолетом", можно вооружать не только офицеров, а вообще всех, кому по роду службы тягостно таскать стандартную пехотную винтовку, а защищать себя как-то надо. Кроме того, в той же Германии еще с 1904го года на вооружении флота и морской пехоты состояла "Морская модель 1904 г., системы Борхардт-Люгера" - то есть опять же Люгер, с длинной ствола в 150 миллиметров, с двухпозиционным целиком на дистанции в 100 и 200 метров, и слотом под приклад-кобуру. И наконец, даже каждый(!) штатный армейский Люггер P-08, (принятый как можно понять из названия в Германии в 1908 году), при скромной длине ствола в 100 миллиметров, и постоянном нерегулируемом целике имел, на рукояти слот под приклад. Так как немецкая армия проведя испытания выяснила, что приклад радикально повышает меткость стрельбы, (а уж изготовить приклады в массовом порядке можно было и в полевых армейских мастерских). Вместе с тем, делались и попытки еще более расширить возможности пистолетов с прикладами, в том числе и за счет возможности вести огонь очередями. Таким образцом стал, например, австро-венгерский М1912\P-16, сотворенный в небольших количествах незадолго до развала империи. От штатного М1912 его отличал удлиненный магазин на 16ть патронов, приставной приклад-кобура, и соответственно переводчик для ведения автоматического огня.

В общем, тема "перепистолета" была в начале двадцатого века достаточно актуальной. И когда у нас отгремела первая мировая, успокоилась гражданская, обновленная, на тот момент красная армия, начала программу перевооружения, то о идее "перепистолета" вспомнили. Так еще в конце двадцатых Токарев создает несколько вариантов адских длинноствольных пепелацев с приставными прикладами, под новый советский патрон 7,62, и с емкостью магазина в 22 патрона. Пепелацы могли вести огонь очередями, и благодаря длинным стволам, прикладам, (а в некоторых модификациях и цевьям), показали отличную точность, но посредственную надежность, и в серию не пошли.

В апреле 1941го года в конкурсе на новый армейский пистолет для красной армии победил образец Воеводина. Этот восемнадцатизарядный дрын с тяжелой задницей и голым стволом так же имел слот для приклада-кобуры. Советский перепистолет долен был уже пойти в серию, но началась великая отечественная война. Стране стало не до развертывания нового производства дорогого нового пистолета, и до победы наши солдаты так и воевали с уже привычным ТТ.

Во время великой отечественной, оказалось, что проблема "недовооруженности" офицера с пистолетом стала еще боле острой. Война стала мобильней, огневая мощь войск увеличилось. Офицеру было желательно уже быть не только руководителем, но и при необходимости иметь возможность выступить в роли полноценной огневой единицы. Давайте же взглянем, чем вооружались советские офицеры во Вторую Мировую. Заглянем в блиндаж: Вот сидит офицер, в руках у него "ППЖ" (Попа Походно-Полевой Жены)... Мда... Поищем-ка кого другого, поближе к линии фронта... Ага, - вот ближе к окопам мы видим, что большинство толковых офицеров, отринув привычки своих коллег прошлого, не ленились таскать с собой ППШ (Пистолет-Пулемет Шпагина), хотя тот был вполне полновесным образцом и никак не претендовал на лавры компактного оружия. Так наши и победили немчуру, безо всяких "перепистолетов". Во первых, потому что не было. А во-вторых, потому что новые реалии войны заставляла офицера становится полноценной огневой единицей, как бы ему не хотелось таскать чего полегче.

Однако идея о том, чтобы иметь огневую мощь пистолета-пулемета при меньших габаритах, все еще жила в умах кабинетных военных. Поэтому, после войны, приводя очередную замену вооружения, армия в конце сороковых все-таки объявила конкурс на пистолет магазином большой емкости, с возможностью автоматической стрельбы, с прикладом-кобурой, под новый патрон калибра 9,2х18миллиметра, (больше известный в народе как "9мм ПМ", по имени первого сделанного под него пистолета). В конкурсе приняли участие три конструктора: П. Воеводин, тот самый, чей пистолет победил перед войной, и кого война решила заслуженного триумфа; (конечно, поскольку и концепция, и даже основной пистолетный боеприпас уже сменились, он представил новую разработку). Восходящий супер-стар автоматного дела М. Калашников. И никому не известный свежеиспеченный выпускник 1948го года, из Тульского Механического Института, по специальности "оружейно-пулеметное дело", - И. Стечкин.

Самый занятный образец, представил на конкурс, ясное дело, Калашников. Автоматика его пистолета работала на самом простом принципе отдачи свободного затвора. Ударно-спусковой механизм тоже был самый простейший, несамовзводный, одинарного действия, что конечно в середине 20го века было уже диковато. То ли Калашников, и в пистолетном конкурсе решил пойти по проторенному на автоматном поприще пути: - сделать самый простой образец с минимумом деталей; мол, одолеем соперников на испытании по надежности, а уж все остальное мы потом доведем?.. То ли - так и видится эта картина, - прибегают к Калашникову сподвижники, и говорят:

- Михаил Тимофеич, - надо срочно сделать на конкурс автоматический пистолет.

- Да какой пистолет? - Ужасается Калашников. - Я только-только конкурс по автомату выиграл. Теперь надо ставить его на вооружение, ругаться с технологами... ой... у меня нет времени!

- Ну МихТим, ну дорогой, ну ради нас. Ну ради Сталинской премии! А то дачи недостроены, дети недокормлены... - канючат сподвижники. - И Калашников понимает, что проще откупиться, чтоб отстали.

- Ну ладно, черт с вами... - бурчит он, - идет к верстаку, и за полчаса выпиливает пистолет.

- Вот, - отдает он его сподвижникам. - И чтоб с глаз моих!..

Те радостно убегают.

Наверно, такая история повторилась, и в 1950м и в 1951году, - потому что Калашников хоть и представил на конкурс последовательно два варианта пистолета, (второй имел 20 патронов в магазине, вместо восемнадцати в первоначальном, и более презентабельный внешний вид), - все равно, - основной обоих творений Калашникова была суровая аскеза.

Образец Воеводина был конечно понаворотистей, имел самовзвод... Но и он как и Калашников использовал простейшее запирание по принципу свободного затвора.

Здесь пожалуй, нужно дать скучное отступление, и пояснить, что же собственно такое "свободный затвор".

Даем картину: Вот пистолет. Патрон уже заправлен в ствол. Сзади его подпирает в донце гильзы затвор, который в свою очередь подпирается усилием пружины. (То есть пружина давит на затвор, а затвор давит на патрон, и оправдывая свое название "затворяет" патрон в стволе). Выстрел! Порох в патроне расширяется и вышвыривает пулю вперед из ствола. Однако поскольку порох расширяется во все стороны, он одновременно начинает толкать назад гильзу. Пуля летит из ствола вперед, гильза - назад. Пуля летит быстро, потому что ей почти ничего не мешает. Гильза же вылезает из ствола гораздо медленнее, потому что путь назад её перекрывает подпертый пружиной затвор. Однако расширение пороховых газов все же преодолевает силу пружины и массу затвора, и отбрасывает затвор назад до крайнего заднего положения. Откат затвора открывает специальное окно для выброса гильз. Отработанная гильза вылезает из ствола назад, и стукается о специальный выступ, который изменяет её направление движения как раз так, чтобы она через окно и вылетела из пистолета вон. В это же время магазин снизу своей пружиной подпихивает новый патрон перед затвором. Пороховые газы предыдущего выстрела уже выдохлись, они больше не могут преодолевать сопротивление пружины затвора, и она - (оправдывая свое название "возвратной") - снова начинает толкать затвор, возвращая его вперед. Затвор идет вперед, толкая перед собой новый, вставший у него на пути патрон, и запихивает его в ствол. Все. Цикл окончен. Пистолет готов к новому выстрелу.

19:55
834

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!